Супружеская чета Луценко – генеральный прокурор Юрий и его супруга Ирина, представитель президента в парламенте, – синхронно отличились в «разговорном жанре», наговорив такого, что кажется несусветной глупостью и дремучей дикостью даже по меркам сегодняшней Украины

Демагогическая риторика киевской власти в целом и ее представителей в частности вышла за рамки даже того относительного приличия, которое еще сохранялось на Украине. Гремучая смесь безответственности правителей и необразованности большинства из них, обильно сдобренная непомерными личными амбициями, творит чудеса глупости и тщеславия. В публичное пространство попадают такие перлы, которым мог бы позавидовать даже самый незадачливый двоечник средней школы.

«Знаю точно и в свое время докажу, что часть организаторов протеста сделали ставку только на провокации», — заявил Ю. Луценко 18 октября, на следующий день после того, как в Киеве началась акция протеста у стен Верховной рады, названная кем-то из острых языков «козлиным майданом».

Оставим в стороне позицию генпрокурора: «знаю точно сегодня, но докажу когда-нибудь потом». Она — одно из ярких проявлений сущности власти. Главный вопрос, однако, в данном случае не в этом, а в том, верить ли высокопоставленному чиновнику или не верить? У большинства украинцев ответ на него давно заготовлен: нет, не верить. Причина такой обструкции проста. Власть зарвалась и завралась до такой степени, что граждане не верят и не поверят ей даже тогда, когда она вдруг возьмет да и скажет правду.

Задумываясь над тем, за счет чего генеральному прокурору удается так легко и безответственно разбрасываться словами, поневоле приходишь к выводу о том, что такое отношение к публичным высказываниям заложено в нем чуть ли не от природы, генетически, а совершенствуется… в семье. Жена Юрия Витальевича — Ирина, депутат Верховной рады и представитель президента в ней, в последнее время отметилась целой серией ярких реплик, пополнивших кладовую отечественного политического фольклора. Ее фраза: «Вынеси этого козла!», — содержавшая в себе призыв к одному из депутатов ВР в ходе потасовки в парламенте нейтрализовать другого, уже получила без преувеличения всенародное признание. Отличилась пани Луценко и в случае с принятием двух законов, названных почему-то «законами о реинтеграции Донбасса».

«Эти два закона дадут нам возможность привлечь в Украину летальное оборонительное оружие. А также привлечь мирную миссию ООН, которая будет размещена на всей оккупированной территории Донецкой и Луганской областей и на границе Украины. Они дадут возможность вывести все иностранные войска, разоружить боевиков в Донбассе, разминировать территорию. И начать процесс принуждения к миру», — заявила она, ничуть не переживая по поводу того, что все сказанное не соответствует реальному положению вещей, что это — пустые слова, за которыми ничего не кроется.

В заочном соревновании с супругой Луценко-муж вскоре поднял планку демагогии и пустозвонства на новый уровень. В эфире одного из телеканалов, взявшись комментировать чрезвычайные происшествия на украинских военных объектах, генпрокурор изложил свою версию взрывов на складе боеприпасов в Балаклее. Если верить ему, то беда случилась из-за того, что со стороны России прилетел БПЛА, который выпустил по складам две управляемые ракеты/бомбы. Для среднестатистического гражданина версия звучит вполне правдоподобно, с пропагандистской же точки зрения она бесподобна. Увы, на этом сильные стороны новой сказки от Луценко заканчиваются. Начать ее опровержение стоило бы, видимо, с того, что у России нет на вооружении ударных беспилотных аппаратов, которые узрел наш главный прокурор. Раз нет таких аппаратов, значит, они — раз их нет! — не могли принести в Балаклею боевые заряды. Тем более заряды такой мощности, способные подорвать бетонные сооружения. Как утверждают специалисты, самая маленькая управляемая российская бомба объемного взрыва с лазерным наведением КАБ-500-ОД, действие которой подобно действию термобарического боеприпаса, весит 370 кг. БПЛА, который бы мог доставить в нужное место сразу две такие бомбы, у России нет. Кроме того, Луценко в своем телевизионном комментарии утверждал, что следствие установило, что бетонное укрытие на складах в Балаклее было пробито термобарическим боеприпасом, вследствие чего взорвались сами склады. Но ведь термобарические бомбы и снаряды ничего не пробивают! Их действие основано на ином принципе: подрыв в воздухе взрывно-воздушной смеси в виде аэрозольного облака. Кумулятивным эффектом они не обладают.

В длинном перечне «сказок» на разные темы от Ю. Луценко эту, пожалуй, следовало бы считать вершиной. По уровню некомпетентности и лживости с ней не сравнится ни одна другая. И это при том, что по линии своей непосредственной деятельности генпрокурор зажигал и давал подумать так, что мало не покажется. На ум, например, приходят истории о том, что он в свое время назвал «разгромом ОПГ в Затоке», приписав, естественно, заслугу за этот «подвиг» себе любимому. Теперь выясняется, что не было ни ОПГ, ни разгрома, ни прокурорских достижений. Напомню, о чем идет речь. В 2016 г. в Одесской области силами Генпрокуратуры и Нацполиции были задержаны и помещены под стражу председатель и секретарь поселкового совета Затоки В. Звягинцев и В. Бокий, объявленные «лидерами местной ОПГ», системно расхищавшими земли. История достаточно длительное время красочно, со многими деталями и подробностями преподносится в СМИ. А потом в какой-то момент, как по команде, исчезает из информационного пространства, чтобы совсем недавно снова напомнить о себе, только уже совсем по-другому. Не в общенациональном масштабе, при участии «самого» Ю. Луценко, а по-тихому, на уровне некоторых региональных одесских СМИ. Сообщивших о том, что «13 октября Суворовский районный суд Одессы отказал прокуратуре в удовлетворении ходатайства об отстранении сельского головы Затоки В. Звягинцева от должности на два месяца, и что тот возвращается к исполнению своих обязанностей с 17 октября».

После таких, как бы помягче выразиться, небанальных высказываний столь высокопоставленных чиновников киевской власти становится понятно, что все, что эта власть говорит, имеет весьма отдаленное отношение к сути того, о чем идет речь. Если термобарические бомбы у Луценко-мужа пробивают бетонные перекрытия, а миротворческая миссия ООН прямо-таки влетает в Донбасс по первому зову Луценко-жены, то такие «мелочи», как употребление по отношению к людям в Донбассе определения «террористы» и прочие словесные упражнения того же плана, теряют свою значимость. Все это предстает как одна большая, даже, может быть, огромная термо… (ядерная или барическая? — надо бы у Ю. Луценко уточнить) — бомба

Вместо того чтобы поправить чиновных лгунов, к ним, увы, вольно ли, невольно, но присоединился президент. Выступая на заседании ПАСЕ и, особенно, отвечая на обращенные к нему вопросы делегатов, П. Порошенко озвучил столько тезисов и положений, имеющих, мягко говоря, отдаленное отношение к реальному положению вещей, что остается только диву даваться. Попутно строя предположения относительно того, почему и с какой целью это было сделано. Чего стоит одно только утверждение, что Киев на 95% выполнил свою часть обязательств по «политической части» «Минских соглашений», в то время как Москва ничего не сделала для выполнения своих обязательств в сфере «безопасности»? А напускной и явно чрезмерный оптимизм в оценке результатов борьбы против коррупции на Украине?

Когда свора отечественных пропагандистов накинулась на президента Чехии М. Земана за его высказывание о Крыме, это вызвало ответную реакцию. Она представляется показательной. Официальный представитель чешского президента И. Овчачек заявил, что оскорблениям и нападкам со стороны Киева не место в современной Европе.

«Грубые нападки некоторых украинских политиков на президента считаю криком из пещеры неандертальцев. Это абсолютно недопустимые высказывания», — сказал он.

Яков Рудь, ИА Regnum