Украина не только потеряла в объемах экспорта, за годы евроинтеграционных реформ существенно изменилась и его структура.

Победные реляции еврореформаторов о стремительном росте экспорта, приведенные в отчетах графики и статистические данные создают весьма радужную картину: Украина активно наращивает экспорт. Так, по данным Государственной фискальной службы, за 9 месяцев 2017 года Украина экспортировала товаров на сумму $31,3 млрд. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года экспорт увеличился в 1,2 раза.

Но если сравнивать с аналогичным периодом 2013 года, картина выглядит не радужной, а откровенно удручающей. В январе ― сентябре 2013 года (до подписания Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и договора о ЗСТ с ЕС, когда еще не действовали ни режим автономных преференций, ни «углубленная и всеохватывающая» зона свободной торговли) Украина экспортировала товаров на сумму $46,3 млрд. Если же говорить только об экспорте в страны ЕС, то поводов для оптимизма еще меньше: экспорт вырос крайне незначительно ― с $11,9 млрд за 9 месяцев 2013 года до $12,6 млрд за аналогичный период текущего года. Видимо, так в представлении чиновников выглядит «прорыв» на европейские рынки!

Однако это только одна сторона медали. Если на европейском направлении экспортеры хоть и с трудом, но смогли вернуться к показателям доевромайданной экономики, то экспорт в страны СНГ обвалился безвозвратно ― снизился почти в 3,3 раза за последние четыре года (с $16,6 млрд в январе ― сентябре 2013 года до $5,05 млрд в 2017-м). И, как видим, компенсировать эти потери Украине нечем.

Сегодня евроинтеграторы мечутся в поисках новых рынков сбыта. Они то инициируют присоединение к Таможенному cоюзу ЕС, то провозглашают курс на покорение африканских рынков, то предпринимают попытки пробиться на рынки Азии. Власть пытается убедить предпринимателей в привлекательности рынка Индии, запускает ЗСТ с Канадой, ведет переговоры о зоне свободной торговли с Турцией, Израилем и даже Вьетнамом. Однако подобные, с позволения сказать, реформы помогают экономике не больше, чем мертвому припарки.

Еще один важный момент: Украина не только потеряла в объемах экспорта, за годы евроинтеграционных реформ существенно изменилась и его структура. Теперь страна поставляет на внешние рынки преимущественно сырье и товары с низкой добавленной стоимостью: зерно, масло и жиры, руду и металлы. Продукция с высокой добавленной стоимостью в страны Евросоюза практически не экспортируется ― ее традиционно покупала Россия, но с введением Украиной заградительных мер, а затем и ответных зеркальных мер со стороны РФ торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами существенно сократилось.

Правда, в последнее время в торговых отношениях наметилась позитивная динамика. Так, по итогам первых 9 месяцев экспорт украинской продукции в РФ (по сравнению с аналогичным периодом 2016-го) вырос на 16%, а российский импорт в Украину ― на 33%. Как признают в МЭРТ, крупнейшими статьями импорта из РФ остаются энергоносители, удобрения и запчасти для машиностроения. А вот украинский экспорт растет за счет продукции энергетического машиностроения, электрических машин, металлургии и химической промышленности. Поставщики и производители, чья продукция так и осталась невостребованной в ЕС, пытаются вернуться на свой традиционный рынок сбыта ― российский.

Однако на этом позитив заканчивается. О былых объемах двухсторонней торговли с РФ остается лишь мечтать. Кооперационные связи разорваны, инвестиции остановлены, технические наработки утрачены. Соответственно, высокоточные производства простаивают, технологический прогресс проходит мимо, а Украина, как ни прискорбно это констатировать, лишь закрепляет унизительный для себя статус аграрно-сырьевого придатка Запада.

Виктор Медведчук, «Корреспондент», Украина