Необходима информационная кампания по признанию жертв Донбасса в ходе военной агрессии Киева. И вести ее лучше даже не Москве, которая многими в Европе рассматривается как «кукловод» и «крыша» ополченцев, а самим республикам.

Основной проблемой, стоящей на пути урегулирования конфликта в Донбассе, является признание ДНР и ЛНР международным сообществом.

Даже в Минских соглашениях нет ни одного пункта, в котором субъектность республик рассматривалась бы иначе, чем территорий, временно находящихся под контролем инсургентов, имеющих свои политические и социальные претензии к Украине.

И тем не менее признание ДНР и ЛНР именно как государств (ведь в международном праве иных легальных и легитимных субъектов не обозначено), стало бы действенным механизмом упорядочения переговорного процесса и достижения конечного результата.

Нормандский формат мнение республик не учитывает. ДНР и ЛНР представлены лишь на минской переговорной площадке. Но и там представители Украины отказываются вести с ними диалог, так как считают «марионеточными ставленниками» России.

Такая позиция, лишь снижающая шансы на мирное урегулирование и поэтапное выполнение условий договора, стала возможной из-за игнорирования Западом факта появления на границе РФ и Украины новых субъектов, обладающих всеми признаками государственности.

Однако справедливости ради стоит отметить, что данная ситуация не является прецедентом, и

мы уже давно знаем несколько непризнанных и частично признанных государств, неопределенный статус которых длится десятилетиями.

Подобный расклад стоит отметить в отношении Приднестровской Молдавской Республики и Нагорного Карабаха. Которые, существуя по факту как независимые государства, вот уже четверть века, тем не менее, не признаны ни одним официально существующим государством.

Турецкая республика Северного Кипра, Тайвань, Палестина, Косово, Абхазия и Южная Осетия признаются ограниченными числом государств (от одного до 135), но это не дает им полноправного доступа к членству в ООН и других международных организациях.

Пример Палестины, признанной 135 государствами и постепенно получающей признание в западноевропейском мире, опирается на одну интересную деталь.

Не лоббистские структуры, подобные армянским, и даже не наличие мощного геополитического покровителя, как у Косово, стали причиной того, что мир смотрит на палестинцев с сочувствием. Сама леволиберальная культурная модель, доминирующая в западном мире, привела к тому, что Палестина, в отличие от других непризнанных и частично признанных государств, имеет в ООН статус наблюдателя, а с ее руководителями встречаются премьеры и президенты многих стран. Дискурс жертвенности сделал Палестину такой, каковой она является на сей день.

Евреи имеют статус народа, пострадавшего больше всех во Вторую мировую войну. Но именно палестинские арабы выиграли у Израиля право именовать себя главными «страдальцами» последних 70 лет.

Левые всего мира – от Латинской Америки до Восточной Европы – видят в Израиле агрессора, осуществляющего чистки арабского населения Палестины и лишающего его элементарных демократических прав. Именно левые являются главными заступниками палестинцев. В их глазах именно они – главные мученики XXI века, на которых западный капиталистический мир десятилетиями закрывал глаза.

Но чем Донбасс хуже Палестины? Только с 2000 года более девяти тысяч палестинцев стали жертвами противостояния арабского населения и Израиля. Примерно 10 тысяч жителей Донбасса погибли за три года в результате начатой Киевом «АТО».

Конечно, арабо-израильский конфликт тянется дольше, но стоит заметить – во многих конфликтах вокруг Палестины принимали участие соседние арабские государства: Сирия, Египет и Иордания. Поддержка оказывалась палестинцам открыто и безбоязненно.

Необходима информационная кампания по признанию жертв Донбасса в ходе военной агрессии Киева. И вести ее лучше даже не Москве, которая многими в Европе рассматривается как «кукловод» и «крыша» ополченцев, а самим республикам.

Военному руководителю, которым является Захарченко, это сложно, почти невозможно, так как ломает образ сильного и волевого деятеля, отказывающегося признавать потери.

Нужна какая-то фигура – журналист или правозащитник, который будет разъезжать по миру и рассказывать о ходе и жертвах конфликта. Вроде тибетского далай-ламы, упорно и кропотливо подготавливающего общественное мнение во многих уголках мира к будущему принятию Тибета в ряды свободных и независимых государств. То есть это должен быть человек с чистой репутацией, не запятнанный в призывах к войне или каких-либо преступлениях.

Назвать конкретного человека пока невозможно, но будет оптимально, если им окажется уроженец Донбасса, видевший войну и выступающий за ее немедленное прекращение.

Также важно, чтобы подобный деятель не имел связей с бывшим руководством Украины – для самих жителей Донбасса ставленники Януковича теперь не имеют ни грамма авторитета.

Склонить на свою сторону западных политиков, экспертов, деятелей культуры и правозащиты – это отнюдь не входит в число нерешаемых задач. Благо у Донбасса даже на Западе великое множество симпатизантов – от испанских левых, плечом к плечу сражающихся вместе с ополченцами, до деятелей Amnesty International, первыми указавшими факт использования Киевом запрещенных вооружений.

Немецкие антифашисты, активисты социалистических движений стран Латинской Америки, итальянские коммунисты, отдельные социал-демократические политики – все они в той или иной форме выступают на стороне республик.

Стартовый пакет доверия уже в руках Донбасса, теперь пора реализовать этот потенциал через международное признание военных преступлений Украины.

Вадим Самодуров, ВЗГЛЯД