Для чего американским СМИ понадобилось искать «русский след» в разводе Британии с Евросоюзом

Газета The New York Times, которую сам президент США любовно называет не иначе как «фейк ньюс-медиа», снова нашла «русский след». На этот раз — в прошлогоднем британском референдуме о выходе из ЕС. Во всяком случае, так следует из заголовка статьи, которая появилась в газете в минувшую пятницу. Свою статью газета снабдила портретом известного английского миллионера Аррона Бэнкса, основного спонсора кампании Leave.eu, которая действительно внесла важный вклад в победу сторонников Brexit. Ага, все-таки раскрыли «российского агента»!

Правда, в статье всего лишь говорится о том, что видный британский депутат от Лейбористской партии Бен Брэдшоу, выступая в четверг в парламенте, задал лидеру Палаты общин Андреа Ледсом вопрос о неких статьях в интернете о происхождении капиталов Бэнкса. А заодно добавил, что существовало «широко распространенное беспокойство по поводу иностранного, и в частности российского, вмешательства в западные демократии». И, собственно, всё. Больше о «российском вмешательстве» (не говоря уж о его «доказательствах») в статье речи не шло.

Предположим, авторы статьи что-то упустили. Наверняка британский экс-министр сказал в парламенте что-то очень важное и новое о «вмешательстве», а затем это «выпало» из публикации. Проверяем стенограмму выступления Брэдшоу в Палате общин. Оказывается, это вовсе и не выступление, а коротенький вопрос. Причем на этот вопрос Ледсом вполне резонно ответила, что любые сведения о нарушениях законодательства, связанного с проведением референдумов, должна рассматривать Избирательная комиссия. Почему-то газета «не заметила» этого резонного и важного замечания лидера Палаты общин.

Может быть, ответ на вопрос, о каком же «российском вмешательстве» в референдум идет речь, мы найдем в том «расследовании», на которое ссылался Брэдшоу? Что ж, обращаемся к первоисточнику — к статье, обнародованной на британском интернет-ресурсе OpenDemocracy под заголовком «Как Аррон Бэнкс позволил себе Brexit?». Статья огромная, содержащая подробное перечисление всех бизнесов, которыми владел или владеет миллионер, а также слухов и сплетен о том, во сколько же стоит оценить его состояние. Авторы этого «расследования» в итоге не смогли ответить на данный вопрос, но посчитали, что бизнес Бэнкса не слишком успешен (что, кстати, резко разошлось с оценкой Sunday Times, оценившей состояние бизнесмена в 250 млн фунтов). В итоге «расследователи» удивляются, как Бэнкс (его они называют «человеком, который купил Brexit») может себе позволить такие солидные вливания в политические кампании на Альбионе.

Погодите, а где же о «российском вмешательстве»? А нигде! Во всей огромной статье Россия упоминается лишь раз — когда говорится о том, что жена Бэнкса Екатерина Падерина родом оттуда.

Тема происхождения жены Бэнкса довольно часто обсуждалась в британских СМИ. Ее пытались изобразить чуть ли не представительницей российских спецслужб. Правда, в итоге газеты признавали: все «доказательства» шпионской деятельности Падериной сводились к наличию цифр 007 в ее электронном адресе и номеру на ее авто «MI5 SPY» («шпион MI5»). Согласитесь, последнее скорее свидетельствует о ее принадлежности к британским спецслужбам. Будь она российской шпионкой, она наверняка ездила бы на номерах «Shtirlitz», верно же?

Вот и OpenDemocracy не рискнули ни в чем обвинить Падерину, вставив лишь туманную фразу о том, что окна ее квартиры в свое время выходили на военно-морскую базу в Портсмуте.

Итак, прокручиваем эту цепочку странных статей и заявлений и получаем картину: статья на сайте о бизнесе миллионера — вопрос об этой статье парламентария, заодно добавившего упоминание России, напрямую со статьей не связанное, — и громкий заголовок NYT о «российском вмешательстве в Brexit». Ну и не прав разве Трамп, относящий данную газету к «fake news media»?

Сам Бэнкс назвал статью о его бизнесе в OpenDemocracy «полной чушью». При этом он указал на то, что сей сайт в основном спонсируется Фондом Джорджа Сороса. Да-да, того самого Сороса, который был одним из основных спонсоров кампании за сохранение Британии в ЕС. Заметьте, почему-то никто не возмущается столь явным вмешательством иностранца в эту внутрибританскую кампанию, как и не ставит под вопрос непредвзятость «расследования», которое было проведено на деньги человека, проигравшего референдум и, кстати, заработавшего свои капиталы гораздо более скандальным путем.

И ведь в самом деле, ни для кого не секрет, что многие иностранные корпорации стали спонсорами кампании, выступавшей за сохранение Британии в ЕС. Среди них — Citigroup, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Bloomberg и др. И это считалось и считается легальным, лейборист Брэдшоу не видит в этом ничего зазорного и не требует расследования. Мало того, законом не возбранялось прямое участие иностранцев в агитации во время подготовки к референдуму-2016. И уж если сейчас перечислить всех граждан США и европейских держав, которые призывали британцев голосовать за сохранение страны в ЕС, то это займет целый буклет. Достаточно вспомнить, что в эту агиткампанию включился даже тогдашний президент США Барак Обама. Но ведь не требует Брэдшоу провести расследование «американского вмешательства» в Brexit! Даже если предположить, что было какое-то «российское вмешательство», то почему же надо расследовать только его?

Сам лейборист еще в декабре прошлого года открыто признавался, что ни одного доказательства или намека на возможность «российского вмешательства» в референдум нет. Судя по его нынешним вопросам в парламенте, ничего нового у него в этом отношении не появилось.

Стоит заметить, один пикантный момент, связанный с Россией, американская газета все-таки обнаружила, указав на то, что в ноябре 2015 года Аррон Бэнкс встречался с послом России в Британии Александром Яковенко. И в ходе этой встречи даже получил от того «образец редкой водки из партии, приготовленной для Сталина». Надо полагать, так Россия расплатилась за услуги своего «агента влияния»?

Только откуда же NYT взяла данный факт? От своих инсайдерских источников? Как бы не так! Этот эпизод подробно описал сам Бэнкс в своей книге «Плохие парни Brexit», которая фактически является его дневником кампании. Миллионер признается, что был приглашен познакомиться с российским послом Александром Яковенко и был «заинтригован» этим приглашением. Поговорив с тем о возможных последствиях референдума, миллионер получил приглашение отведать рюмку водки, «сделанной специально для Сталина» (во всяком случае, так сказал посол).

«Мы не нуждались в понуждении, и через мгновение возникли две рюмки. Вне зависимости от ее происхождения, она была чертовски хороша», — вспоминал Бэнкс. Кроме того, посол сообщил гостю, что тот сидит в кресле, в котором сиживал еще Уинстон Черчилль. Бэнкс в этой связи написал: «Я выглядел соответствующим образом впечатленным, про себя размышляя, использует ли он те же самые слова — возможно, даже ту же самую водку — для каждого гостя».

При прощании российский посол вручил посетителю коробку чая. «Я надеюсь, не радиоактивного», — пошутил Бэнкс в своей книге.

Вот, собственно, и всё «российское вмешательство». Рюмка «водки от Сталина» и коробка нерадиоактивного чая! Само собой, NYT не стала вдаваться в такие детали этой встречи британского миллионера с российским послом — а то ведь читатели стали бы задаваться неудобными вопросами. Например: зачем «секретному агенту российского влияния» нужно было бы описывать в таких подробностях да еще и с такими шутками данную «тайную встречу» в своих мемуарах?

Неудивительно, что некоторые британцы, ознакомившись с этими новыми «фактами» от Брэдшоу и американской газеты, начали откровенно веселиться. «Они заплатили за мой голос жидкой валютой», — сделал открытие для себя один из читателей Бэнкса. Как, оказывается, дешево можно было купить Brexit! Всего-то за рюмку водки! Пусть даже «сталинской».

Владимир Корнилов, газета «Известия»