Резкое сужение «кормовой базы», как непосредственный результат Евромайдана и последовавших за ним событий, вынудило постепенно пускать под острый нож «социалку»

Последние принятые Верховной Рады Украины откровенно антисоциальные реформы, а именно пенсионная и медицинская, вкупе с коммерциализацией системы высшего образования и экспоненциальным ростом тарифов ЖКХ в последние годы – наглядное доказательство того, что существовавший до недавнего времени в стране социальный договор денонсирован в одностороннем порядке правящей верхушкой. До 2014 года он был составлен примерно так: обыватели не мешают элитариям присваивать коррупционную ренту, «верхи» не мешают гражданам сносно жить, гарантируя определенный набор социальный благ (необязательные прямые налоги, низкие коммунальные тарифы, относительная курсовая стабильность и умеренная инфляция, определенный минимум бесплатной медицины и образования, пенсионный минимум). Но резкое сужение «кормовой базы», что стало непосредственным результатом Евромайдана и последовавших событий, вынудило постепенно пускать под острый нож «социалку» (кстати, это и есть настоящая декоммунизация, которую инициировали активисты Майдана), а под конец 2017 года от существовавшего набора социальных благ практически ничего и не осталось (разве что «безвиз» – разъезжайтесь на все четыре стороны, главное присылайте валюту в Украину).

Впрочем, правящая верхушка фактически вошла в фазу предвыборной кампании, а потому, учитывая собственные рейтинги, бьющие антирекорды, так и или иначе, но вынуждена прибегнуть к старому-доброму методу – раздаче социальных подачек. Последними необходимо обеспечить ключевой электорат – пенсионеров, бюджетников, силовиков.

И, как говорится, процесс пошел. Так, по итогам принятия пенсионной реформы номинальный размер пенсий увеличился в среднем на несколько сотен гривен. Однако заметим, что повысить пенсии (а точнее, повышением назвать это нельзя – скорее, индексацией, которая так и не покроет реальный, а не «госкомстатовский», уровень инфляции, перевалившей за 100% с 2014 года) можно было и без принятия реформы, в результате которой в долгосрочной перспективе даже минимальная пенсия (на сегодня это $55) станет уделом избранных. Однако горизонт планирования нынешней властей ограничивается в лучшем случае плановыми выборами-2019.

С финансированием силового блока тоже все понятно. Уже не первый год на него выделяется 5% от ВВП, что является одним из наибольших показателей в мире, притом темпы роста затрат на правоохранительные структуры опережают темпы роста финансирования ВСУ. Стоит напомнить, что по случаю Дня воздушных сил Украины президент Петр Порошенко пообещал увеличить денежные выплаты участникам АТО, кроме того последние фактически станут единственной категорией, которой будет положена бесплатная медицина.

Не лучшим образом обстоят дела с бюджетниками. Но, представляется, что ближе к выборам деньги на номинальное увеличение заработных плат найдутся-таки (что, повторимся, так и не вернет их на уровень 2013 года в СКВ – и это при совершенно ином индексе цен) – к примеру, за счет эмиссионного финансирования (примерно как была профинансирована пресловутая «реформа 3200») и дальнейшего увеличения планки государственного долга (как показал опыт последнего размещения 15-летних еврооблигаций на $3 млрд под 7,375%, даже чрезвычайно высокая процентная ставка, на уровне стран «третьего мира», не будет препятствием для киевских властей, нацеленных на решение своих тактических задач).

Отдельно необходимо упомянуть, что фронду в высоких властных кабинетах также планируют купировать за счет денежных вливаний: повышением зарплат для управленческой верхушки (и без того продемонстрировавших рекордный рост с 2014 года), раздачей субвенций на отдельные избирательные округа, предоставления преференций ряду бизнес-групп, подставляющих дружественное плечо власти.

Что касается широких слоев населения, сосредоточенного в частном секторе, то для него хороших новостей практически нет. Заметим, что за последние годы ввиду ускоренной деиндустриализации, утраты традиционных рынков сбыта, падения цен на основные экпортные товары население (прежде всего, занятое в частном секторе) стало ключевой ресурсной базой «верхов» – 80% налоговых доходов госбюджета формируется за счет физлиц.

Потому набор «пряников» на фоне многочисленных «кнутов» последних лет крайне ограниченный. Таковыми могут быть разве что:

а) незначительное снижение коммунальных тарифов и выплата денежных компенсаций за неиспользованные услуги в рамках субсидионных программ (идею выплату компенсаций премьер-министр Гройсман выдвинул еще весной этого года);

б) легализация автомобилей на европейских номерах. По данным ГФС, таковых авто на территории Украины порядка 500 тысяч, а по неофициальной информации их около 1,5 млн – а это внушительная социальная база, которую можно привлечь на свою сторону во время выборов. Как заявила глава парламентского комитета по налоговой и таможенной политике Нина Южанина, законопроект о легализации таких авто уже готов (заодно это способ пополнить бюджет). В принципе, рано или поздно этот вопрос, превратившийся в социально значимый, придется решать – притом, помимо сугубо финансовых аспектов и аппетитов владельцев автосборочных предприятий, здесь затронуты интересы Литвы, являющейся последним искренним союзником киевских властей, и Польши (в меньшей степени).

Однако, возможно, мы склонны переоценивать благие намерения власть придержащих. Как и ранее, в ходе предвыборной кампании ставка будет делаться прежде всего на административные ресурсы, силовые возможности, медийные ретрансляторы и шоу-политику, которая будет камуфлировать безрадостные политэкономические процессе в стране, а также на подпитку социальной апатии.

Денис Гаевский, РИА Новости Украина