Директор ЦРУ Майк Помпео изволил пошутить.

 

Выступая на форуме, организованном Фондом в защиту демократии в Вашингтоне, глава Центрального разведывательного управления сказал буквально следующее:

Со всем уважением, если Ким Чен Ын внезапно исчезнет, то, учитывая историю ЦРУ, я просто промолчу.

Аудитория встретила эти слова дружным смехом. А Помпео продолжал жечь напалмом: «Кто-то ведь может подумать, что это было совпадение. «Знаете, тут у нас несчастный случай произошёл». Это неплодотворно».

Задумаемся: человек, возглавляющий крупнейшую спецслужбу «империи добра», почти официально признаётся, что его ведомство готово физически убрать легитимного лидера суверенного государства.

Может быть, Помпео просто дурак? Вроде бы нет. Биография Помпео — это биография человека, звёзд с неба не хватавшего, но упорно добивавшегося поставленных целей. Да и сама должность директора ЦРУ предполагает, что занимать её может человек каких угодно моральных качеств (лучше, впрочем, эластичных) — но с IQ никак не ниже среднего. Болванам в кресле шефа Лэнгли делать нечего.

Но если Помпео не дурак, значит, шутка была продуманной. А продуманная шутка политика такого уровня — это послание. Прежде всего, конечно, самому Ким Чен Ыну: не зря же Помпео заметил, что северокорейский лидер «хотел бы каждое утро спокойно просыпаться в своей постели». Намёк ясен — у ведомства Помпео есть возможность лишить Ына такого удовольствия. Но, с другой стороны, кто предупреждён, тот вооружён, как говорили древние римляне.

Руководство Командования охраны (по-корейски «Хови сарёнъбу») — спецслужбы, которая обеспечивает личную безопасность членов правительства Северной Кореи и её лидера, — теперь вынуждено будет утроить бдительность, так что к Ким Чен Ыну не сможет приблизиться даже не имеющая специального разрешения муха. К тому же несколько месяцев назад Пхеньян уже обвинил ЦРУ в попытках организации покушения на Ким Чен Ына с помощью агентов южнокорейской разведки.

Значит, главный адресат шутки всё-таки не Ын. Кто же тогда?

Да те самые люди, которые весело смеялись, когда Помпео заявил, что организация, которую он возглавляет, готовится убить Ына, — собравшиеся в стенах фонда политики, эксперты, разведчики и журналисты. Именно они хотели услышать от директора ЦРУ заверения в том, что США обладают возможностью справиться с одним из своих опаснейших врагов, не развязывая войну. Войну, которая ещё неизвестно чем для Америки кончится: если очень повезёт, то гибелью тысяч американских военнослужащих в Южной Корее, если не очень — то потерей Гуама, ну а в худшем варианте, возможно, придётся попрощаться и с Калифорнией. Понятно, что такого никому не хочется. У берегов Корейского полуострова идут совместные учения Седьмого флота США и ВМФ Южной Кореи, в порту Пусан ждёт команды стотысячетонный атомный авианосец Ronald Reagan, отряды «морских котиков» отрабатывают сценарии захвата и уничтожения руководства северокорейской армии. Но пока у Ким Чен Ына есть возможность ответить Америке ядерным ударом, вся эта демонстрация мускулов не выйдет за рамки психологической войны. Однако бесконечно пугать Пхеньян, не решаясь на что-то более серьёзное, чем манёвры, не получится — это, если пользоваться восточной терминологией, чревато потерей лица и превращением в «бумажного тигра». И слушатели Помпео это прекрасно понимают.

Газета South China Morning Post, первой ознакомившая мир с «шуткой» Помпео, перечисляет страны, в которых ЦРУ осуществило или пыталось осуществить убийства политических лидеров либо стояло за кулисами смены режимов: Иран, Куба, Конго, Вьетнам, Чили.

Не все из этих операций были одинаково удачны. В ранний период, когда во главе управления стоял Аллен Даллес, ЦРУ действовало достаточно эффективно. Достаточно назвать свержение Моссадыка в Иране, переворот в Гватемале, убийство Лумумбы и операцию «Красный дракон» в Конго. Но затем для Лэнгли начался период неудач. Не достигла цели ни одна из 638 (!) попыток покушения на жизнь лидера кубинской революции Фиделя Кастро. Провалилось вторжение на Кубу в апреле 1961 г. — причём провалилось позорно, с большими потерями для США  (кубинские ВВС сбили 12 американских самолётов, не потеряв ни одного своего).

Можно предположить, что по крайней мере некоторые из собравшихся в стенах Фонда за защиту демократии были в курсе этих эпизодов разворачивавшейся на двух континентах тайной войны — поэтому призыв «учитывать историю ЦРУ» был для них не пустым звуком. Тем более что под конец своего выступления Помпео сообщил, что под его руководством полевая деятельность управления значительно оживилась и что ЦРУ «намеревается стать гораздо более злобным агентством». Интересно, что использовал он слово vicious, обладающее целым спектром значений: тут тебе и «злобный», и «коварный», и «жестокий», и даже «порочный»…

И всё это слушателям очень понравилось.

Обещать, впрочем, не значит жениться. Для того чтобы Ким Чен Ын внезапно «исчез», ведомству Помпео требуется прежде всего мощная агентурная сеть в самой Северной Корее. А учитывая максимальную закрытость северокорейского общества, тотальный вертикальный и горизонтальный контроль на всех его уровнях, сильную идеологическую мотивированность подавляющего большинства граждан этой страны и их преданность Новой Звезде (полуофициальный титул Ына), вероятность создания такой сети стремится к нулю.

Но нет никаких сомнений в том, что в Пхеньяне шутку Помпео запомнят.

Хотелось бы, однако, чтобы её запомнили не только северные корейцы.

Кирилл Бенедиктов, RT