В двух северных регионах Италии — Ломбардии и Венето — прошел референдум об автономии. И Рим, осознав последствия ошибок Мадрида, повел себя в этом вопросе образцово.

Урок демократии для всей Европы. Именно так лидер партии Лиги Севера (выступающей за отделение северных провинций страны) Маттео Сальвини назвал события, прошедшие в Италии 22 сентября. В двух северных провинциях состоялся консультативный референдум об автономии, на котором абсолютное большинство пришедших (95% в Ломбардии и 98% в Венето) поддержали эту прекрасную идею. Да, это было предсказуемо, учитывая характер голосования, поэтому важнейшим показателем серьезности мероприятия была явка. И она-то как раз оказалась весьма высокой — чуть менее 40% в Ломбардии и 57% в Венето, тем самым позволив референдумам считаться состоявшимися.

Второй «составляющей» урока было позволение Рима этот референдум провести. Конституционный суд дал добро на голосование — ведь, согласно основному закону страны, местные власти имеют право даже без референдума обращаться к центру с просьбой о расширении полномочий. Вопрос теперь в том, как и чем Рим ответит на эту просьбу.

Хватит кормить юг!

Сепаратизм северных регионов Италии имеет пусть и недавние, но все-таки глубокие корни, и они в экономике. Между севером и югом Италии существует серьезная разница в уровне экономического развития, поэтому богатые северные провинции регулярно говорят о том, что не хотят кормить «ленивых южан, тамошнюю мафию и римских бюрократов».

В Ломбардии и Венето именно такие настроения. На долю Ломбардии (с финансовым центром страны Миланом) приходится до 20% итальянской экономики, на долю Венето (столицей которого является туристическая икона — Венеция) — 10%. Северянам категорически не нравится то, что большая часть их налогов уходит на юг. Если в Венето разница между отправляемыми в Рим налогами и получаемыми из Рима средствами/услугами составляет чуть более 15 миллиардов евро в год (естественно, не в пользу Венето), то у Ломбардии он превышает 50 миллиардов евро. Поэтому их население и проголосовало на провинциальных выборах за Лигу Севера, представители которой выступают как минимум за автономию северных регионов, а как максимум — за их отделение от остальной Италии.

Естественно, об их отделении на серьезном уровне речи не идет — пока что местные власти хотят оставлять в регионе куда большую долю от собираемых там налогов, а также получить более широкие полномочия в области миграции, безопасности, образования, экологии и в других вопросах. Именно поэтому они и затеяли всю историю с референдумом. При этом изначально позиционировали его как «консультативный» — то есть ни к чему Рим не обязывающий. Ни к вводу войск, ни к обязательному признанию референдума. Даже требования были умеренными (глава Венето Лука Дзайя, конечно, пытался поставить в бюллетенях выбор между «80% наших налогов остается у нас» и «мы выходим из состава Италии», но Конституционный суд его быстро остудил).

Поэтому народное голосование прошло без крови, насилия и обещаний массовых посадок «сепаратистов».

Чего изволите?

Однако это не означает, что Риму не добавилось проблем. Итальянское правительство должно понять, как реагировать на новую реальность.

Да, референдум формально ни к чему итальянское правительство не обязывает, поэтому теоретически от него можно отмахнуться. Однако Каталония теперь — всем наука. Некоторое время назад каталонские власти тоже проводили «ни к чему не обязывающий референдум», пытаясь продемонстрировать Мадриду свое неудовольствие их нынешним статусом. Мадрид отмахнулся, и в итоге получил сейчас самый серьезный политический кризис со времен ухода Франко. Лидеры Лиги Севера уже говорят о том, что народ свое слово сказал ясно и громко. «Победила идея о том, что мы должны сами управлять нашим двором», — говорит Венето Лука Дзайя. Его ломбардский коллега Роберто Марони уже обещает в течение нескольких недель передать Риму свои предложения о децентрализации. К тому же в пользу идеи переговоров играет тот факт, что целый ряд ведущих партий страны — «Вперед, Италия» бывшего премьера Сильвио Берлускони, популисты из «Пяти звезд» — поддержали итоги референдума. Специфика ситуации в том, что менее чем через полгода в Италии пройдут парламентские выборы и никто не хочет лишаться поддержки электората Венето и Ломбардии.

С другой стороны, если пойти навстречу лидерам Лиги Севера в их достаточно широких требованиях, то где гарантии, что рост сепаратизма на Севере остановится? Скорее наоборот, жители регионов будут требовать все больше и больше автономии с дальнейшим выходом на независимость от Италии. Учитывая общеевропейский тренд на децентрализацию, для итальянского государства подобные требования могут закончиться как минимум беспорядками и политическим кризисом.

Возможно, выходом из ситуации станет общая федерализация Италии как таковой. В стране уже есть пять автономных регионов, которые получили эту автономию исходя не столько из экономических, сколько из национально-этнических причин. Если всем регионам дать одинаковые широкие полномочия, то, возможно, никто не будет чувствовать себя обделенным (ведь даже на юге часть населения поддерживает большую передачу полномочий от Рима регионам). Главное, чтобы федерализация не убила саму Италию.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, РИА