Оливье Гужон — журналист и репортер французских и европейских изданий. В 2009 году он был первым, кто подготовил материалы о Femen на Украине. Он согласился ответить на мои вопросы по случаю выхода его книги «Femen, история предательства» в издательстве Max Milo.

 

Паскаль Бонифас: По вашим словам, настоящие создательницы Femen были задвинуты в тень и даже оказались в опасности на Украине из-за действий Инны Шевченко, которая сейчас символизирует это движение во Франции. Почему и как это случилось?

Оливье Гужон: Не «по моим словам». Таковы факты. Основание «Новой этики» (будущие Femen) в 2007 году Оксаной Шачко и Александрой Шевченко, переезд в Киев, появление нынешнего лидера Инны Шевченко (у нее нет никаких родственных связей с Александрой) в 2010 году, эпопея с ее бегством во Францию летом 2012 года, тяжелый для Оксаны и Александры год на Украине, маневры Каролин Фурест (Caroline Fourest, она заявила Оксане и Александре, что им не рады во Франции, но при этом оказала всю поддержку Инне) для укрепления власти в движении, враждебность французских Femen к Александре и Оксане, которые являются намного более легитимными лидерами, чем Фурест и Шевченко… Все это опирается на множество документов, источников и свидетельств.

Почему? Потому что Александра и Оксана — искренние революционерки, которые формируют движение за равенство и солидарность, тогда как Инна преследует личные цели. Не скажу, что это заслуживает осуждения само по себе, только вот достижение этой цели подразумевает политическое отстранение и создание угрозы для других. Все это при потворстве Каролин Фурест и на глазах у не желавших ничего замечать прессы и ведомств.

Даже если дистанцироваться от такого захвата власти, в его результате движение потеряло свой идеал. Сначала оно опиралось на равенство (на Украине его основательницы делились всем), однако в итоге стало вертикальной структурой с культом лидера и авторитарными решениями. Революционное движение расширилось и лишилось изначальной идеологии: борьба за равенство полов с помощью «секстремизма». Изначально акции были направлены против таких вещей, как, например, секс-индустрия, но затем стали все сильнее ориентироваться на то, что обладает большей медийной ценностью…

— Почему французские СМИ не захотели говорить об этих манипуляциях, хотя к этому пытались привлечь их внимание?

— Прежде всего, так история выглядела намного красивее. У нас была восхитительная пассионария, которая бежала с Украины из-за преследований после покушения на религиозную символику и нашла прибежище в стране прав человека и просвещения… Руководство редакций не захотело ниспровергать или омрачать легенду, потому что правда для него — вторична. Главное — дать аудитории красивую историю с четким разделением сторон, которую каждый может легко усвоить, найдя в ней себя. Это стремление к упрощению подтолкнуло журналистов к тому, чтобы срезать углы. По отдельности такие шаги выглядели достаточно невинно, чтобы не тревожить совесть журналистов, однако в совокупности они очень сильно исказили правду. Так, например, Инна не основала Femen, а появилась в движении лишь через два с лишним года после его основания и довольно быстро бежала к огням французской сцены. При этом в большинстве статей о Femen ее представляют как одну из основательниц. Ведь так же проще! Повторение этих упрощений стало роковым для Александры и Оксаны, которые стремились сохранить суть движение и его огонь. Этому еще больше способствовали действия медийного персонажа первого плана в лице Каролин Фурест, которая выпустила книгу с целым ворохом неточностей, ошибок и лжи.

Некоторые журналисты все же говорили об узурпации, например, Мари Ватон (Marie Vaton) в L’Obs и Фредерик Бегбедер (Frédéric Beigbeder) в Lui. Однако такие случаи были редкостью и не привлекли к себе особого внимания. В этом-то и заключается задача медийной машины. Некое утверждение начинают рассматривать как истину лишь потому, что его без конца повторяют в информационном пространстве. Чем больше о чем-либо говорят, тем оно реальнее. Я не пытаюсь обвинять журналистов, поскольку индивид не играет особой роли и практически невидим внутри своих СМИ. Так, в мае этого года газеты массово поддерживали Эммануэля Макрона, хотя внутри редакций мнения журналистов были вовсе не такими однозначными.

Как бы то ни было, для продвижения медийной машине необходимы мощные инструменты. Каролин Фурест и ее связи в СМИ и министерствах (она много говорит о них в книгах и интервью), безусловно, повлияли на развитие истории.

— Легко ли Франции осудить подобное недобросовестное поведение? Хорошо ли была принята ваша книга в СМИ, многие из которых писали об акциях Femen?

— Нет, это непросто, потому что никто не любит признавать ошибки. Говорят о прошедшем времени, недостаточной актуальности темы, невысоком интересе к ней и т.д. Словно восстановление чести и достоинства двух политических беженок, которые сформировали прославившееся на весь мир за несколько месяцев радикальное движение сопротивления менее важно, чем статус Брижит Макрон или же перевод нового игрока в PSG.

Кроме того, я наткнулся на боязливость издательств. Заказ на книгу поступил мне от издательства Marabout, однако за несколько часов до отправки в печать, мне сообщили, что не станут выпускать ее. Все были очень довольны расследованием, в Marabout вложили много времени, сил и средств, мы получили добро от юридического отдела… Однако книгу затормозили. Без официальных объяснений. Думаю, что представленная в ней информация о Каролин Фурест сыграла свою роль, поскольку она выпустила не одну книгу у Hachette.

Я не говорю о заговоре. Во Франции никто не может помешать выходу книги. Она, без сомнения, даже не была в курсе проблемы (хотя я связывался с ней во время подготовки материалов, и она отказалась ответить на вопросы) и явно не делала звонков, чтобы остановить публикацию. Думаю, виной тому финансовые соображения: кто-то стоящий выше моего редактора посчитал, что книга принесет больше проблем, чем прибыли. Самоцензура и боязливость. По счастью, мне открыли двери в Max Milo.

Как бы то ни было, если не считать связей Инны с рядом СМИ, книга была неплохо принята. Прежде всего, в силу качества расследования и необычной тематики. Никто еще не рассказывал настоящую историю этого движения и произошедших с ним перемен, которые оказались очень глубокими и быстрыми. Короткая память, поверхностность, перемены в редакциях… За пять лет обстановка изменилась. Как бы то ни было, не могу не отметить, что везде, куда меня приглашают, меня просят рассказать историю Femen и произошедших с ним перемен, а не воспевания в СМИ захватившей власть Инны Шевченко с 2012 года и лжи поддержавшей ее Каролин Фурест.

Паскаль Бонифас, Mediapart, Франция

Перевод ИноСМИ

Данный материал содержит оценку исключительно зарубежного СМИ и не отражает позицию редакции News Front