Кризис в Каталонии напоминает волейбол, где стороны долгое время перебрасывали друг другу мячик сложного решения. И в течение недели мячик должен приземлиться.

Кто решит?

После успешно проведенного референдума глава Каталонии Карлес Пучдемон должен был объявлять о независимости, однако вместо этого он приостановил вступление в силу соответствующей декларации в надежде на то, что ему удастся договориться с премьер-министром Мариано Рахоем. Это, конечно, по логике отделения было ошибкой – крайне жесткие действия испанской полиции в день голосования вызвали мобилизацию каталонского общества и создавали окно возможности для принятия сложных решений. Однако Пучдемон пожертвовал этим окном ради того, чтобы попытаться согласовать с Рахоем не просто выход Каталонии, а выход на цивилизованных условиях. То есть таких, которые не приведут к разрыву торгово-экономических связей между Каталонией с одной стороны и ЕС с Испанией с другой. В ином случае уровень жизни в новом государстве резко рухнет вниз.

Испанское руководство, конечно, ни о чем договариваться с каталонцами не собиралось, и право каталонцев на самоопределение вне положений испанской конституции не признавало. «У народа нет права на самоопределение если он не был колонизирован, оккупирован или подвергнут геноциду», — пишет El Pais. Испанское руководство нацелено на силовое решение вопроса. В частности, на реализацию 155-й статьи конституции страны.

«Если автономное сообщество не выполняет обязательств, налагаемых на него Конституцией и другими законами или действует образом, который серьезно противоречит общим интересам Испании, то после предварительного требования к председателю автономного сообщества с согласия абсолютного большинства Сената в случае, когда это предварительное требование не будет удовлетворено, правительство может принять меры к тому, чтобы заставить такое сообщество выполнить указанные обязательства, либо принять меры, необходимые для защиты общегосударственных интересов» — гласит она. То есть, грубо говоря, ввести прямое правление автономии из центра.

Мадрид рулит

По идее, как верно пишет та же El Pais, 155-ю статью можно было применять еще в начале сентября, когда каталонский парламент принял закон о референдуме. Но испанское правительство ожидало, надеясь сорвать референдум иным способом. Затем оно ожидало, что Пучдемон все-таки не объявит независимость. Затем ожидало, что каталонские власти, провозглашая «отложенную» независимость, признают, что это на самом деле не независимость. Но заявлений, которых можно было бы трактовать подобным образом, не последовало.

В конечном итоге испанское правительство решило волейбол все-таки заканчивать. «Ни одна страна в мире не позволит такому твориться в рамках ее границ», — заявил премьер-министр Мариано Рахой. 21 октября кабмин страны принял решение о применении 155 статьи. В регионе будет введено прямое управление из Мадрида, а правительство Каталонии будет распущено и фактически названо инициатором кризиса. Скорее всего, против Пучдемона и всей региональной элиты будут возбуждены уголовные дела, причем на них повесят не только сепаратизм, но и вину за кровь, пролитую в день проведения референдума – ведь за нее кому-то нужно отвечать, и Мадриду очень хочется, чтобы в списке этих «кого-то» не было ни министра внутренних дел Испании, ни премьера Рахоя. «Автономию Каталонии уничтожил не злой Мадрид, а местные власти, которые решили подорвать закон», — пишет El Pais.

Рахой, правда, говорит о том, что автономия сама по себе не пострадает. «Мы приостанавливаем автономию не Каталонии, а тех людей, которые поставили ее под удар», — говорит премьер. В Каталонии пройдут новые выборы, но не сейчас, а «через полгода, или же, когда нормализуется ситуация». На время нормализации правительство также возьмет под контроль каталонскую полицию (Mossos), а также общественное радио и телевидение Каталонии для того, чтобы «гарантировать передачу правдивой, объективной и сбалансированной информации».

Само решение вступит в силу после 27 октября, когда за него проголосует Сенат. Тем самым Мадрид оставляет Барселоне последний шанс на то, чтобы подчиниться.

Хорошо, когда нет выбора

По сути каталонцы должны благодарить испанское правительство за такое решение, ведь оно загоняет Карлеса Пучдемона в угол. Сам Пучдемон может сколько угодно сейчас критиковать позицию Мадрида, его сторонники (например, спикер парламента Каталонии Карме Форкадель) — обещать защитить суверенитет каталонских институтов, но на деле у этих институтов есть сейчас лишь два варианта выхода из угла. Пучдемон может либо сесть надолго в тюрьму и вляпаться тем самым в историю, либо войти в нее как каталонский герой, объявив о реальной независимости и начав ее отстаивать. Практически это означает оборону Каталонии от испанской армии.

Пока что лидер Каталонии формально не принял решение, однако он уже созвал внеочередное заседание парламента. Возможно, для того, чтобы это решение легитимировать, а заодно и провести ряд подготовительных мероприятий и выяснить готовность каталонской полиции защищать народ от вторжения. Ряд СМИ и политогов уже говорят о том, что 23 октября Карлес Пучдемон объявит о вступлении декларации о независимости в силу. И тогда уже Мадрид окажется перед выбором между двумя очень плохими вариантами — либо смириться с ситуацией, либо вводить войска. Поэтому сейчас у Мариано Рахоя есть сутки на то, чтобы не допустить объявления каталонцами независимости.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ, «Expert Online»