О речи Путина на Валдае, и почему Америке нельзя руководить планетой из-под палки

Я не могу со стопроцентной вероятностью гарантировать, что картина мира, представленная вчера на Валдайском форуме Владимиром Путиным, во всех деталях совпадает с реальностью. Всем нам, в конце концов, свойственно в той или иной мере быть пленниками собственных заблуждений и расставаться с ними, когда вдруг обнаруживается, что вот в данном конкретном случае мы не были не совсем правы. Но у меня оценки президента, его характеристики вызывают с некоторых пор доверие, поскольку я, в принципе, не вижу в том, что он говорит, никакого желания, что называется, «взять на понт», одурачить, провести, втюхать фейк или пустышку, пойти на сознательную подмену. Он отвечает на вопросы обдуманно, совершенно не пытаясь подменить существо предмета, – хорошо видно, что он для себя уже давно сделал выводы, но для него важно поделиться, убедить аудиторию в том, что его подходы не легковесны и базируются на искреннем желании разобраться в происходящем.

Именно поэтому, когда пожилая американка под занавес заседания посетовала на то, что Путин мажет черной краской всю американскую политику последних двух десятилетий, при этом она употребила слово «предрассудки», он отреагировал быстро, холодно и твердо, объяснив, что, когда он указывает на факты, то есть на реально имевшие место события, их никак нельзя назвать предрассудками. А фактов было приведено великое множество. Это, кстати, еще один момент, заставляющий серьезно относиться к аргументам российского лидера: он играючи оперирует колоссальным объемом данных, вспоминая договора и соглашения, годы, когда они заключались, количество заводов, цифры прироста, падения всего на свете и так далее.

Итак, что за историю рассказал президент? В первую очередь он поведал об истории взаимоотношений России и Америки, России и Запада в целом. Наша страна после развала СССР демонстрировала беспрецедентную открытость, поскольку безоглядно верила в то, что наши европейские и американские друзья желают поделиться с нами секретами процветания и благоденствия, технологий, права, свободы – в общем, всем, чем обладал переливающийся всеми красками, нестерпимо притягательный «цивилизованный» мир. Американцев пускали на секретные ядерные предприятия, чтобы они наблюдали за уничтожением вооружений, подписывали с ними договора, в рамках которых Россия брала на себя фактически «односторонние», как сказал Путин, обязательства по ликвидации того или иного вида вооружений.

США, изучив ситуацию в России, оценив масштабы опустошения и слабость страны, приняли решение не считаться с ней вообще и начали с помощью военной силы навязывать всему миру свои представления о том, как ему следует жить. Путин упомянул Косово, признание независимости которого стало механизмом, запустившим центробежные процессы по всему миру, и сейчас это аукается в Каталонии. Указал на вторжение в Ирак, Ливию, попытки сместить сирийского лидера, недавние американские санкции, которые под политическим соусом преследуют чисто коммерческий интерес – вытеснить Россию с европейского энергетического рынка, чтобы поставлять на него свой неконкурентоспособный продукт.

Все, о чем рассказывал президент, более-менее известно, но, будучи собранными воедино, детали рисуют образ крайне непривлекательной страны – собственно, Путин перечислил те свойства, из-за которых Америка, во-первых, наломала множество дров, а во-вторых, изрядно подпортила свою репутацию. Действительно, иметь дело с названными им «эгоизмом», «несдержанностью», «хамством», «неаккуратностью», «претензиями на исключительность» и в отношениях между людьми не слишком приятно, а что говорить о международной политике, когда речь идет о войнах, применении масштабного насилия, выкручивания рук слабым, подрыву стабильности на гигантских территориях, где еще совсем недавно люди как-то умели жить, сообразуясь с собственными законами и традициями. Я хорошо понимаю, что после всего высказанного получившая в конце слово американка, о которой я упоминал, должна была испытывать что-то вроде отчаяния. Неприятно, когда твою страну распинают и унижают, тем более неприятно, когда делают это не огульно, а с полным набором необходимых доказательств.

Следующий аккорд в антиамериканской партии взял экс-президент Афганистана Хамид Карзай, призвавший США признать, что у них «не получилось»: ни управиться с Афганистаном, ни навязать свое господство планете. Здесь можно было бы поставить точку, поскольку это «не получилось» было и рефреном, звучавшим во всех ответах российского президента. Но история Америки и ее отношений с Россией едва ли может завершиться на сцене Валдайского клуба. И Карзай, и Путин сказали в дополнение немало слов о великой стране, привлекательной культуре, умении американцев работать, никуда не испарившейся необходимости договариваться с ними, выстраивать совместные проекты в сфере обеспечения международной безопасности и борьбы с террором.

То есть великий эксперимент, который попыталась поставить Америка, когда не испросив ни у кого согласия, взяла на себя бразды правления миром, закончился крахом, однако это совсем не конец времен, хотя последствия этой попытки выглядят ужасающе. Тем не менее в Сирии России удалось сломать механизм вмешательства США и ее союзников в дела чужих государств, и дальше, видимо, события будут развиваться уже по новому сценарию, в рамках которого Западу придется считаться с чужими суверенитетами, с непривычной и отторгаемой им идентичностью «неправильных» народов и режимов.

У России все относительно неплохо и в области вооружений, и в сфере экономики, которая начинает потихоньку, но уверенно выходить из кризиса. Россия обзаводится новыми союзниками в рамках созданного ею экономического союза, она может договариваться с арабским миром, ее не пугают санкции и попытки нового давления. У нее есть политическая воля, представление о том, что нельзя из-под палки руководить планетой, и этот свой подход она успешно отстаивает, а значит, у нее есть будущее. Эксперты из зала не один раз сказали о политическом лидерстве России в современном мире, и, похоже, кому-то придется смириться с тем, что эта идея становится все более популярной.

Что крайне существенно? Наша страна, как ее будущее рисует Владимир Путин, даже после всех «художеств» Запада не намерена отгораживаться, рвать с ним связи. Напротив, говоря о перспективах, президент сказал, что Россия должна развиваться «как все». То есть современность – это и Европа, и Америка. Нам есть, что перенимать, на что ориентироваться – и не только в области технологий, где нас опережают, но и по части политического и общественного устройства. Мы готовы к диалогу и взаимодействию. Отвечая на вопрос о том, что произойдет через три года, глава российского государства выразил надежду на то, что подходы Запада к мировым процессам станут реалистичными, что у него появится понимание причин всех нынешних кризисов.

Андрей Бабицкий, Daily Storm