Уж который день у стен Верховной рады в Киеве выясняют отношения с Порошенко митингующие. Странно, что в качестве зачинщиков протеста не объявили Москву и российского президента.  Пока, надо думать… А ведь до недавних пор главным врагом украинства киевские руководители называли президента России Владимира Путина. Российскому президенту посвящали свои ритуальные речи политики. Его имя по сотне раз в день произносили украинские массмедиа, а бойцы информационного фронта изготовляли карикатуры, мемы и демотиваторы…  Путин стал талисманом национальной ненависти украинства, надежным оправданием любого происшествия, вплоть до желудочных колик Парубия и алкоголизма Порошенко.  Три с лишним года киевский агитпроп лепил идола собственной неприязни, которая на уровне подсознания превращалась в ненависть к России и русским.

Но, скажем, на майдане, где реально уже зашкаливала русофобия, официальные медийные лица часто говорили «о дружбе с Россией», «за нашу и вашу свободу», «к нам на майдан приехало столько россиян» и  так далее. После Русской весны официальная пропаганда получила заказ на сотворение образа врага, что, надо признать, успешно было проделано.

Те, кто «рубится в сетях» с кастрюлеголовыми, подтвердят, что их основной аргумент – «аннексия Крыма и агрессия России», которые готовились еще со времен Кравчука.

Но если в соцсетях ненависть боевого украинства перешла на этническое поле, то ни СМИ, ни официоз (даже маргинальные сознанием Парубий, Ляшко, Геращенко) открыто  не нападали на русских. Публичными врагами назывались «совки и ватники», «агентура Кремля», «московская церковь»…

Потом угрозой Украине признали «Русский мир и его апологетов», но уже не только как политический проект.

И вот теперь украинству просигналил перейти на этническое поле сам президент.

Когда Порошенко прибыл в Раду «прессинговать» депутатов, выступающих против его законопроектов по «реинтеграции Донбасса», он прокомментировал ситуацию так.

«В голове просто не укладывается, что мы видели… в Верховной раде. Бывшие партнеры по демократической коалиции, люди, которые называют себя патриотами и даже украинскими националистами, срывали голосование… Как на призыв «кто не скачет», так подскакивают выше всех. А как к голосованию за очевидный украинский интерес — так «как пороблено». У некоторых вообще из-под вышиванок выглядывают косоворотки, а на головах — торчат кокошники».

Этот метафорический выпад основная масса услышала как синоним к устоявшемуся «образу врага», ведь на самом деле президент открыто указал на врага через узнаваемые символы.

Несмотря на то, что в ряде незалежных источников косоворотка  именуется «неотъемлемой частью украинского гардероба», которую присвоили москали, в целом этот вид рубахи украинская этнография называет «русской рубахой с косым воротом, схожей с монгольским халатом дели» и дает четкий ориентир, что русская рубаха «в Украине и Белоруссии была неизвестна». Кокошник, разумеется, тоже признан исключительно русским головным убором.

Конечно, президент мог бы вспомнить медведя, щи, матрешку и балалайку, но это было бы перебором. Хватило и косовороток с кокошниками.

Политолог Погребинский прав, указав, что слова Порошенко о косоворотках и кокошниках звучат «просто дико радикально». Глава государства упрощенно сигнализировал обществу и «нарядил» своих оппонентов (а по факту – жестких политических противников) в «русскую одежду», одежду коренных жителей «страны-агрессора».

До этого Порошенко вспоминал и демонстрировал паспорта, удостоверения военнослужащих ГРУ, элементы боеприпасов с российской маркировкой и прочее барахло. То есть под «врагом Украины» подразумевалось государство. Теперь президент указал на национальность.

***

Однако есть один нюанс. Всем известно, что даже в трезвом виде Порошенко весьма слаб в риторической импровизации, а потому он пользуется телесуфлером, как, кстати, большинство его коллег. Обращения Порошенко записывает в студии, где телесуфлер в принципе неотъемлемый атрибут.

В рассматриваемом нами случае Порошенко лишь прочитал текст, заготовленный для него спичрайтерами, с которыми работают люди, определяющие основные направления  политики и формулируют тематические месседжи.

Если предположить, что перед своим выступлением Порошенко в текст не заглядывал, то он тупо прочитал о «кокошниковой угрозе», что было нужно некой третьей стороне.

Если «косоворотки и кокошники» – запланированный опус самого Порошенко, то тогда позиции третьей стороны и украинского президента в отношении русских совпадают. Но сути дела это не меняет – за сигналами начнется спланированный  и спонтанный шовинизм.

Собственно, его частью является и скандальный закон об образовании, смысл которого в разделе об обучении на родном языке предельно ясен – русский язык будет вытравливаться более интенсивно, а его носители поражаться в правах.

Об этом свидетельствуют и разговоры о создании «языковой полиции», запрет на употребление русского языка, принятый властями Хмельницкого, тайное указание о переходе на украинский язык школьников даже во время неформального общения на переменах.

При этом вся языковая затея властей объективно поддерживается лишь небольшим числом граждан.

Систематически  «запретить язык в пользу мовы» хотят не так много граждан Украины. Часть их вспоминает о мове по административно-финансовой нужде, когда государство проводит акции в поддержку мовы. И если не обязывает к участию бессловесных бюджетников, то просто оплачивают чье-то участие.

Уникальное двуязычие Украины — явление устоявшееся и в быту – естественное. Сумасшедших с «ницой в голове» — мизер. Это подтвердят даже те, кто часто ездит в Карпаты.

Бытовая проблематика уже давно превалирует у большинства населения Украины, которые не занимаются на профессиональном уровне информационной войной, технологиями, не являются волонтерами и не работают карателями в т. н. АТО.

«Образовательный закон» взволновал лишь небольшую часть населения, потому что социальные опросы – это одно,  а реальная жизнь – совершенно иное.

Даже русские, от которых люди, не понимающие ситуацию, ждут акций протеста, даже они, конечно, возмущаясь очередной волной русофобии, надеются, что русский язык не уйдет, как это хотят некие господа.

Ведь не переходит на мову министр внутренних дел Аваков, не перестанут смотреть в интернете фильмы на русском языке, не будут изымать спутниковые тарелки, позволяющие смотреть российское телевидение, да и не перестанут читать русскую литературу на русском.

***

Замечено, что «о распаде украинской государственности сегодня говорят и пишут лучшие умы. Не в Москве — в Киеве». Даже те, которые ещё несколько лет назад яростно атаковали «Российскую империю – душителя свободы». Вот и один из профессоров Киево-Могилянки, комментируя принятый закон об образовании, замечает: «Украина фактически отменяет то, что произошло 26 лет назад — референдум 1 декабря 1991 года, когда русскоязычные и украиноязычные граждане Украины основывали свою республику. Этот консенсус отменяется этим законом».

Сегодня понятно, что Крым и Донбасс разглядели нацизм нынешнего киевского режима в зародыше, раньше многих. Это понятно многим, кроме Порошенко и готовящих для него тексты выступлений, включая выступление 14 октября, посвященное скорее УПА, чем Дню защитника Украины.

В конце концов, даже сын Порошенко, обучающийся в заграничном колледже, был скандально обнаружен в толстовке с надписью «Россия». А ведь может и косоворотку надеть.

Дарья Меньшова, «Одна Родина»