Чем украинский Минкульт отвечает на резолюцию Парламентской ассамблеи Совета Европы по языковому вопросу

Итак, Европа жёстко указала «ЦеЄвропі» на её стойло, крайне непочтительно обошедшись с «наймелодійнішою в світі».

Но у официального Киева нашёлся гидный ответ. Минкульт предпринял мозговой штурм, родив «Проект Стратегії популяризації державної мови», во всей красе демонстрирующий качество серого вещества, которым собственно и штурмовались очередные высоты жовто-блакытной мысли. «Солов’їна», очевидно в лучших традициях батальона Nachtigall («Соловейко»), признана важнейшим фактором нацбезопасности. Отсюда и соответствующие «Направления реализации стратегии (ещё раз напомню – популяризации мовы, – Д.С.):

– принять меры по нейтрализации угроз, возникающих в результате информационно-психологической войны, унижения украинского языка и культуры, фальсификации украинской истории, формирования российскими средствами массовой коммуникации альтернативной к действительности искривленной информационной картины мира;

– проводить мероприятия по утверждению украинского языка как… гаранта государственной независимости и национальной безопасности;

– обеспечить языковую стойкость (способность украинца беречь родной язык) – залог жизнеспособности народа,

– постоянно проводить разъяснительную работу среди граждан, что применение государственного языка во всех сферах общественной жизни необходимо для их же безопасности, для информационной защиты страны…;

– обеспечить применение нейролептических средств и седативных препаратов, транквилизаторов, препаратов лития, курсов когнитивной и электросудорожной психотерапии…

Ой, прошу прощения, это Гугл – подлец – по сочетанию ключевых слов Стратегии перебросил меня на медицинский портал.

Впрочем, эти знания, похоже, совсем не помешают при более подробном анализе указанных направлений передовой украинской мысли.

Медицинские аспекты языковой реформы

Начнём, как водится, с Общих положений. В них поясняется, что «разработка Стратегии обусловлена необходимостью кардинальных изменений, направленных на повышение популярности и конкурентоспособности государственного языка в Украине и мире». Забегая вперед, сообщу: ни на одной из пятнадцати страниц документа не идёт речь о том, что популярность в мире того или иного языка обычно тянется за достижениями его носителей в науке, литературе, кино или хотя бы туристической привлекательностью страны (в немалой степени зависящей от уровня преступности в ней). Но чем же предлагается повышать «конкурентоспособность государственного языка в мире»?

Во-первых – давно отработанным давлением на очередную голодоморно-геноцидную жалость: «Вследствие длительного периода отсутствия государственности и политики русификации на протяжении последнего столетия постоянно росла доля этнических украинцев, которые своим родным языком считали не украинский, а русский». Нет, конечно, для американских лохов (растение такое – довольно узколистное, говорят), путающих Австрию и Австралию, а Уругвай с Парагваем, прокатит. Они-то точно не знают, что «вследствие длительного периода отсутствия государственности» на землях юго-западной Руси оккупантам полякам и австрийцам удалось-таки частично вывести из русских отдельные группы «этнических украинцев». Как не ведают и того, что «на протяжении последнего столетия» остававшееся русским подавляющее большинство населения новообразованной УССР уже большевистские вожди присущими им методами насильственно украинизировали польско-галицким суржиком. Посему, конечно, поверят, что чёрное, это белое в некую «политику русификации». Примут за чистую монету и то, что лишь «15% этнических украинцев родным языком считают русский». В то же время те немногие американцы, что не «лохи», а «разводящие», прекрасно знают, что указанные 15% – плод манипуляций. Ибо, исходя из результатов исследований Института Гэллапа, родным для 83% процентов населения Украины (правда, ещё с учётом Тавриды и Донбасса) является русский язык.

Да и авторам Стратегии приходится признать, что «дома разговаривают на украинском гораздо меньше людей, чем считают его родным». «Одним из факторов использования языков в повседневной жизни является их статус в ближайшем социальном окружении и языковая стойкость носителей украинского языка», – поясняют стратеги.

Вот оно что! Ну да – растила матинка сыночечка сэрэд свитлын нэзламных и нэскорэных, а он, раз, и женился на клятой москальке, и в силу «нестойкости носителя» стал подкаблучником. И как же тут без извечного украинского вопроса? Конечно «невістка!».

Или плэкала матуся дивчинку-квиточку, а она взяла и поехала по линии Россотрудничества в МГУ учиться. И там, представляете, перешла на мову агрессора! Но на этот случай Минкультом уже предусмотрена особая статья: «приложить на государственном уровне все усилия по ограничению поездок украинцев в РФ с целью трудоустройства и обучения».

Итак, как мы уже заметили, Минкульт требует срочного вмешательств Минздрава. Именно украинского. И, пожалуйста, без черного юмора: мол – пока им руководит «доктор Смерть».

Авторы Стратегии не так уж и неизлечимы, если и сами о чём-то догадываются. Ввели же, вон, раздел «Основные проблемы, вызовы и риски».

«Язык является… определяющим признаком современного национального государства, – читаем в нём. – Однако в Украине мало что сделано для полноценного внедрения украинского языка во все сферы общественной жизни». Насчёт «мало что сделано» – так даже вожделенная Европа за голову хватается по поводу «недоделанных» братьев своих меньших! Та самая Европа, что давно уже отказалась от концепции современного национального государства, ради объединения в наднациональные структуры типа ЕС и НАТО (не говоря уже о «специализированных» ВТО, МВФ и т.д.). Так что вы там пани Супрун подправили бы, что ли когнитивный диссонанс коллеги по кабмину: у него там в «хода» в ЕС или вынос мозга ЕС?

Вот, к примеру, можно расшифровать (если вы не доктор, конечно) следующее откровение: «На сегодня в языковом пространстве Украины, в языковой политике государства требует неотложного решения острая проблема отсутствия целостного украинского языково-культурного пространства на большинстве территории государства как необходимой предпосылки для полноценного воспроизведения украинского языка в долгосрочной перспективе».

После таких сентенций становится более отчётливой цель Стратегии. А именно «трансформация ментального лица государства».

Ну, в «трансформации ментального лица украинского государств» убедились, наконец, даже в ЕС. А вот с гражданами, к печали ментально озабоченного государства, пока всё ещё проблема: «В сознании значительного количества граждан сохраняются негативные стереотипы относительно статуса и места украинского языка в общественной, культурной жизни».

Да, значительное количество граждан всё ещё помнит, что украинский – это язык второсортной (в лучших своих образцах) литературы, при клятом совке впихиваемой в нагрузку к нужной тебе книге. Сбросив же «имперское ярмо» словесность сия прославилась разве что несбыточными мечтами престарелой комсомолки о «полевом сексе», матюками шевченковских лаврэатив, да записками одной самашедшой в духе пациентов из того же минкульта. Равнопечальная картина с «шедеврами» поэтычного кино эпохи незалежности. О них, думаю, стесняется вспоминать даже возглавляющий дэржкино сын автора данных нетленок. А ведь есть ещё целая плеяда моральных уро… э-э… авторитетов, создающих такие, совсем не «негативные стереотипы относительно статуса и места украинского языка в общественной, культурной жизни».

Ну ладно бы только в культурной жизни народишко несознательный не желает послуговуватыся мовой, так и «в производственной сфере, проектных и научно-исследовательских учреждениях государственный язык почти не применяется»! Представляете, закрываешь тут один за другим заводы, душишь последние НИИ, а оставшиеся в них доходяги-учёные да спецы недобитые всё озабочены какими-то там научным и производственным процессами, а не мовой, на которой они осуществляются!

А всё из-за «уязвимости украинского информационного пространства (даже очищенного от всех российских телеканалов, включая детские и охотничьи, – Д.С.) к манипуляциям, навязанных из-за рубежа и связанных с тематикой функционирования государственного языка в Украине». Ну да, это киселёвские да соловьевские камеры поехали тварь пиарить в детском садике. Это Путин с Лавровым подкупили представителей ВСЕХ, представленных в ПАСЕ партий осудить Украину за языковые пункты Закона об образовании. Это агенты Кремля подкупают мовно нестойких украинцев голосовать рублём за русскоязычные СМИ, которые, жахы-жахы!, «доминируют в информационно-культурном пространстве Украины».

А, может, русский просто востребован? Та ну, бред! Народ тянется к мове! Та в таком количестве и с таким напором, что дэржава просто не успевает отвечать этой всенародной потребности: «не развита ещё система помощи гражданам в овладении украинским языком вновь созданными коммунальными учебными заведениями, в составе которых бы действовали курсы украинского языка». Ну да, это же тебе не командовать кому как своих детей называть, и не кляузы на кассиров писать – тут средства вкладывать надо. А украинский патриотизм, как известно, измеряется суммами, от него полученными, а не наоборот.

Ещё одна из заявленных целей – «укрепление функции государственного языка как инструмента объединения украинского общества, средства укрепления государственного единства Украины, ее государственной независимости и национальной безопасности». Красиво, конечно. Патетично. Только почему-то как только «на Юго-Востоке» пошла «обратка» на Майдан, так сразу на всех каналах, бигбордах и даже трамваях появились надписи на русском о том самом «государственном единстве».

Ну и главная цель Стратегии, разумеется – «утверждение и поддержка украинского языка как самобытного языка титульной нации». Ага, вот именно «титульной» заманухой вы и вернёте Донбасс с Крымом в придачу. Гении «державотворення»! И заметьте, мантры о «єдиній країні» и «титульній нації» у них сочетаются в соседних предложениях.

Нет – врачей, врачей!

Ну кто ещё сможет объяснить следующие загадки минкультовской логики: «В связи с принятием Закона Украины “Об основах государственной языковой политики” (тот самый номинально действующий “Закон Кивалова-Колесниченко”, наделяющий правами регионального языки национальных меньшинств в местах их компактного проживания, – Д.С.) функционирование украинского языка как государственного в Украине полностью утратило защиту. Отсутствие законодательства, обеспечивающего функционирование украинского языка как государственного, является угрозой для прав и свобод человека в Украине, национальной безопасности и территориальной целостности государства». То есть – следим за «логикой» – наделение граждан правом на свободное использование родного языка является «угрозой для прав и свобод человека в Украине»! А наделение языков, реально использующихся в тех или иных регионах, официальным статусом является «угрозой для национальной безопасности и территориальной целостности государства»! Остаётся только посочувствовать Швейцарии с её четырьмя официальными языками, Финляндии – с двумя, и «тоталитарной России» с четырьмя десятками государственных языков (государственных!) и ещё полутора десятками официальных! Представляете под какими «угрозами национальной безопасности и территориальной целостности государства» люди живут! Каждую ночь всей страной в холодном поту просыпаются!

За что Украине надавали по пыси*

«Закон Украины “Об основах государственной языковой политики” гарантирует «региональным языкам или языкам меньшинств» защиту на одном уровне с государственным языком», – бьются в истерике авторы стратегии от одной только мысли о том, что нечто «нетитульное» достойно такого же «уровня защиты», как «расово правильное». И, пожалуй, свидомому разуму просто по определению недоступно осознание того факта, что бывают языковые законы, которые принимаются в защиту языковых прав граждан (здесь и далее выделено автором), а не исключительно в защиту мов. Как, в частности, упомянутый колесниченковский.

В защиту своих титульных полномочий принуждать нетитульных к держимове диячи из минкульта приводят слова Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств: «От лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, может ожидаться использование государственного языка в определенных сферах общения в публичной сфере, как это определено законом». А вот как это понимают наши бараны: «Согласно Оценке Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств, не существует права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, никогда не иметь обязанности использовать государственный язык». То есть, отбросив всю наймэлодийнишу шелуху, «может ожидаться» по титульной логике означает «быть обязанным»…

Из этого вытекает подлинный шедевр украинской юридической мысли. «Внести изменения в законодательство по вопросу обеспечения прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам Украины, относительно необходимости владения гражданами Украины, принадлежащих к национальным меньшинствам Украины, государственным языком Украины». В переводе с минкультовского на человеческий: «наделить нацменьшинства правом в обязательном порядке владеть державной мовой».

Интересно, догадывается ли комиссар ОБСЕ о его «национальном прочтении» на Украине? Но, обратим внимание, местные дундуки даже не поняли, что сам «первоисточник» ссылается на тот самый, якобы «ущемляющий права», закон Кивалова-Колесничено! Ибо на основе слов еврочиновника приходят к выводу о необходимости отмены этого (и так не действующего) закона ради скорейшего принятия Закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» и – внимание! – внесения изменений в Уголовный кодекс Украины. Да-да, карать по новому закону предполагается не только за «невыполнение обязанностей использование государственного языка в публичной сфере» (см. интерпретацию выше), но и за недостаточное владение языком!

Это же повторяется и в Стратегии, которая, однако, кроме кнута предлагает и «пряник» в виде «изменений в законодательство, регулирующих права национальных меньшинств, относительно необходимости изучения государственного языка с целью полноценного интегрирования представителей национальной общности в украинское общество». Как будь-то хоть один действующий закон ущемляет право «неполноценно интегрированных» нацменьшинств «относительно необходимости изучения» мовы!

Ещё один предлагаемый Стратегией закон – «О необходимости знания украинского языка при предоставлении права на трудоустройство иностранцам». Это значит, что никакой французский или китайский ресторан не сможет заполучить себе шеф-повара, а армянский – исполнителя на дудуке (будь они виртуозы мирового уровня) без знания ими мовы «вэликого кобзаря».

Ну и как же как без сверления мозга детям. «Основные направления реализации Стратегии в сфере образования» следующие:

– обеспечить в течение всего школьного дня, включая перемены, последовательное соблюдение украиноязычного режима в учебных и учебно-воспитательных заведениях;

И они нам после этого ещё будут доказывать, что «никто вам не запрещает в быту общаться на русском языке». Кстати, в ВСУ «офицеры в общении с подчиненными и между собой обязаны использовать государственный язык» только в служебное время. Отчего же в школах не так? Не оттого ли, дети и учительницы более беззащитны, чем вооружённые неонацисты из карательных батальонов, большинство из которых русскоязычны?

Но продолжим об «образовании»:

– предусмотреть увеличение учебного времени на изучение украинского языка и литературы в 5-9 классах всех типов общеобразовательной школы с целью обогащения выразительных средств детей (и – продолжим – с целью сокращения знаний по остальным предметам, ведь главное – быть уркаиномовным, а образованным – то вжэ такэ. Тем более, в заведомо аграрной державе);

– во всех высших учебных заведениях полностью перейти на обучение на украинском языке (То есть, включая какой-нибудь частный еврейский Соломонов университет или чисто англоязычный – для тех, кто желает продолжить обучение за рубежом. Вот зачем им в Израиле или Гарварде мова великого Бэбика? – Д.С.);

– в высших нефилологических и профессионально-технических учебных заведениях украинский язык изучать не менее двух семестров (опять же, за счёт профессионально необходимых предметов, – Д.С.);

– пересмотреть наполнения школьных институтских, университетских библиотек (принципы пересмотра –  на фото ниже);

– увеличить количество мест государственного заказа с обязательным государственным языком обучения для иностранных украинцев (Зачем это им?!! И чем они лучше «автохтонных» детей, лишающихся таким образом квот на бюджетные места? – Д.С.);

– обеспечить школы, в которых обучение проводится на языках национальных меньшинств, квалифицированными учителями, которые ведут обучение на государственном языке (а остальным и неквалифицированные сойдут? – Д.С.);

– обеспечить применение государственного языка в учреждениях внешкольной системы образования (О декоммунизации нотного материала и курсов сольфеджио мы уже писали. На очереди художественные школы? – Д.С.).

Далее идут «Основные направления реализации Стратегии в СМИ»:

— законодательно предусмотреть предоставление лицензии на вещание только тем телерадиоорганизациям, которые обязуются осуществлять вещание исключительно на украинском языке или, как исключение, на языке коренных народов;

Как видим, ни миллионы русских на земле, которая до XX в. называлась Русью, Русской землей, Малой Русью, русскими воеводствами, ни мариупольские греки, ни болгары Болграда, ни сербы Новосербии и Славяно-Сербии, ни румыны Буковины и Мармароша, ни словаки Турьих Реметов под определение «коренные народы Украины» не попадают.

Но и «единственно» коренные гагаузы также не могут рассчитывать на полноценное местное вещание, ибо:

– на радио и телевидении независимо от форм собственности с целью соблюдения культуры украинской речи передачи и программы на разных языках следует четко разграничить во времени в соответствии с национальным составом населения, не допуская смешивания языков (никакую сегрегацию не напоминает? – Д.С.);

– руководителям СМИ независимо от форм собственности обеспечить неукоснительное соблюдение орфографических, орфоэпических, грамматических, лексических и синтаксических норм украинского литературного языка дикторами, ведущими, лекторами и гостями передач (в противном случае, к ним, включая гостей, может быть применено уголовное наказание, включая шестимесячный арест, за надругательство над державной мовой);

– обязать руководителей и владельцев телеканалов независимо от форм собственности обеспечить регулярную демонстрацию в вечернее время украиноязычных фильмов – игровых и анимационных (А если это политико-информационный канал или музыкальный? Или, не дай Бог, конечно, научный? – Д.С.);

– обязать владельцев сайтов, доменные имена которых расположены в зоне .ua и .укр, обеспечить перевод сайтов на украинский язык и сделать украиноязычный вариант главным по умолчанию.

Заметьте, о таких мелочах, как дополнительное госфинансирование госзабаганок на перевод и администрирование украиноязычных вариантов сайтов (в том числе частных), в Стратегии речь не идёт. То же касается распоряжения о «введении в структуру редакций журналов, газет, теле- и радиовещания переводчиков на украинский язык и корректоров».

Далее о софте:

– компьютерная программа, установленная на товарах, реализуемых в Украине, должна иметь полноценный пользовательский интерфейс на государственном языке. Предусмотреть ответственность за отсутствие полноценного пользовательского интерфейса на государственном языке, определенную законодательством о защите прав потребителей для реализации товара ненадлежащего качества;

А если я не хочу иметь интерфейса на украинском?! Просто не хочу! Я уже не смогу купить компьютер без того, что считаю не нужным для меня, и за что не хочу доплачивать? Если мне для моих узко профессиональных целей оригинальная «силиконовая» программа нужна без всякого навешивания лишнего, и замедляющего работу? Почему какой-то рогуль в виде министра культуры (культуры, заметьте, а не той сферы, в которой я работаю) должен определять мой интерфейс?!!

— при закупке компьютерных программ для органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций государственной и коммунальной форм собственности обязательным условием должно стать наличие пользовательского интерфейса на государственном языке;

А если разработчик не украинизировал ещё свою программу? И не собирается, но она лучшая или вообще единственная для выполнения определённых задач? Что тогда – на счётах вычислять – с костяшками жовтого и блакитного цветов?

И, пожалуй, главное:

– обеспечить наполнение украинской Википедии и вхождение ее в десятку лучших в мире. Привлекать, в частности, для этого студентов и молодых ученых при написании ими научных работ».

Согласитесь, важнейшая государственная задача (после выпекания крупнейшей в мире галушки с часныком). Ну, если речь идёт о таких учёных XXI века, как на обложке украинского научного журнала, то за популярность украинской Википедии можно не переживать. Она однозначно перебьёт славу украинской культуры, возвеличенной ректором соответствующего университета.

Как и популярность главного носителя мовы – украинской книги.

Из шедевра, представленного на соискание Премии Кабмина им. Леси Украинки в номинации «Литературные произведения для детей и юношества»

Кстати, об украинской книге.

– в соответствии с Указом Президента Украины от 13 октября 2015 г. «О Стратегии национально-патриотического воспитания детей и молодежи» увеличить подписку и объемы распространения украиноязычных детских и молодежных печатных изданий, за государственный счет обеспечить этими изданиями учебные и учебно-воспитательные учреждения;

Как видим, о внутреннем наполнении украиномовных изданий для детей речь даже не идёт. Главное – внешнее. Наполнение.

– восстановить работу государственных издательств украинской оригинальной и переводной литературы «Дніпро» и «Веселка».

Ай-яй-яй! А как же десоветизация?

То же «Дніпро» было основано большевиками, как только они вымели из Малороссии всех титульных героев несуществующей тогда ещё нации. Находясь в подчинении Совнаркома УССР, Гослитиздата и т.п. совьецькых органов входило в пятерку крупнейших издательств мира, экспортируя книги в 110 стран. Только во 2-й половине XX в. издательство выпустило более 10 тыс. наименований книг общим тиражом около 600 млн. экземпляров. Пока не было убито незалежностью.

Издательство «Веселка» было основано в 1934 г. Успело выпустить те же 10 тыс. наименований тиражом около миллиарда экз. Теперь лежит прибитое. Той же бедой рукожопой. Неспособной создать ничего, даже отдалённо напоминающее по масштабам.

И просвета в этой… э-э… сфере, не предвидится. Ибо «Основные направления реализации Стратегии в сфере экономики и управленческой сфере» следующие:

– обеспечить применение украинского языка в производственной сфере (спасение стремительно издыхающего производства как такового – это уж дело не десятое, главное, чтобы померло украинским, – Д.С.);

– среди условий принятия на работу менеджеров, работников торговли, обслуживающего персонала общественного питания, работников общественного транспорта, кассиров предусмотреть, как одно из основных профессиональных требований, достаточное владение украинским языком;

– полностью обеспечить применение украинского языка в сфере обслуживания;

– для государственных служащих, не владеющих достаточно государственным языком, открыть специальные платные курсы по украинскому языку с последующей сдачей экзамена (вы же понимаете, чем теперь будут заняты и озабочены госслужащие, – Д.С.);

– аналогичные меры по владению государственным языком провести среди ответственных работников частных, партийных и общественных организаций как условие лицензирования и легитимизации их.

Чувствуете, какое поле для взяток и шантажа частных фирм открывается для широкой украинской души! А в политике – устранения потенциально опасных конкурентов.

«Основные направления реализации Стратегии в сфере спорта и туризма» не менее фееричны. Их предполагается регулировать тем же чудным законом, диагноз которому вынесен нами ранее. Здесь же остановимся лишь на одном пункте: «В музеях всех форм собственности обеспечить проведение экскурсий и общения с посетителями обязательно на государственном языке». Вот вам и конституция её «свободным использованием русского и других языков национальных меньшинств». Ну, скажем, в доме-музее русского писателя Булгакова, презиравшего мову, это может быть ещё понятно в качестве изощрённой мести. Но почему русский посетитель не может услышать русскую речь в частном музее-квартире Виктора Некрасова? Впрочем, и он успел отозваться об украинских коллегах письменниках…

Со спортом и туризмом пересекается и «сфера национально-патриотического воспитания детей и молодежи». В ней стратеги наши видят «осуществление национально-патриотических курсов, полевых и военно-патриотических игр, походов по местам славы украинского войска (вот интересно, какого – Богданового, которое сам он считал русским или уже истинно украинского – того что в Дебальцево «агрессору по зубам дало», – Д.С.?) с особым привлечением молодежи из восточных и южных областей Украины (так эти, вроде про подвиги «войска» и сами рассказать могут, – Д.С.);

– проводить поездки молодежи из восточных и южных областей на запад Украины на рождественские и новогодние праздники, поселение в местных семьях с целью приобщения ее к культурным ценностям украинского народа (Понятно – от «отстойной» Пальмы Мерцалова к львовским дидухам, «рождественским» членам и «пасхальным» облываным понэдилкам, – Д.С.);

Ну и, наконец, сакрализировать всё это мовное законодательство предусматривается путём «привлечения украинской диаспоры в процесс принятия решений украинским руководством». Она же, по определению у украинцев святая.

Что же касается украинцев «оккупированных», «следует обеспечить стабильное вещание на временно оккупированную территорию Украины на государственном языке». Вот это правильно! Так вернёте Тавриду и Донбасс! У них там от одних только звуков украинской речи пробуждаются сладостные воспоминания о благословенных незалежных годах! Не говоря уже о ежедневных жизнеутверждающих новостях из «Богом данной»!

Ещё более обнадёживает адекватных людей, переживающих за потенциальных жертв Стратегии, комплекс мероприятий «в сфере обороны страны и силовых структурах»:

– провести аттестацию офицеров всех уровней и служб относительно владения государственным языком…;

– в подразделениях… проводить с рядовым составом занятия по совершенствованию владения государственным языком.

И вот в этом – особых вам успехов в боевой подготовке!

Дмитрий Скворцов, «Альтернатива»