На Украине снова появились палатки недовольных. Протестующие во главе с Михаилом Саакашвили требуют от Рады одобрить политические реформы. Сторонники опального губернатора Одесской области грозят свергнуть Порошенко и парламент, если не будут выполнены их пожелания. Из разных стран между тем все чаще приходят возмущенные комментарии — обращают внимание на героизацию сомнительных персонажей. Присоединился и Израиль, осудивший установку памятника Петлюре.

Новый Майдан зачинается в Украине. Ещё один? Да сколько можно? Но Майдан-то новый с новыми и старыми лицами, но лекала, а главное причины его – прежние, вытекающие из того, чему народ учили несколько десятков лет — презирать себя и свою страну. Поэтому даже этот Майдан, на котором уже произошли побоища, – Порошенко оказался жёстче и решительнее Януковича – не последний.

Евромайдан начался 21 ноября 2013 года, но первый камень его был заложен раньше – 17 октября: тогда стартовала кампания «Есть лучшая сторона Европы!». Суть её – в сравнении Украины той, домайданной, и той, которая будет. Ясно, в чью пользу. Об Украине существующей не было сказано ни одного доброго слова. Хотя в то время стране, безусловно, испытывающей значительные трудности, всё-таки было чем гордиться. Однако все поводы для гордости у украинцев постарались сразу же отнять, чтобы они изначально смотрели на новых господ снизу вверх.

Это неудивительно, учитывая, что 23 года до этого весомое место в украинской внутренней политике занимало поругание собственной истории и народа: от времён Богдана Хмельницкого до 1991 года. И было совершенно неважно, что, например, при Владимире Щербицком Украина добилась едва ли не своего расцвета. Собственно, в те годы украинцы, при всех поправках, во многом ощущали себя частью великого народа-победителя. Но именно это благополучие и дало повод националистам и к ним примкнувшим кричать: «Для чего нам кормить Россию?» При этом параллельно поруганию шло выстраивание альтернативной истории.

В народный код вместе с представлением о своей убогости интегрировали представление о европейском рае. Забавно, но об интеграции в саму Европу никто не говорил. Речь шла сугубо о том, какой Украина может стать. Опять же о методах этого становления никто не заикался.

А дальше торжествовала Революция достоинства, вот только по её итогам достоинство у украинцев как раз-таки и отняли. Я говорю сейчас, прежде всего, об ощущении себя украинцем и украинского в себе. Для начала заставили отказаться от своей истории. Сносы памятников, переименования улиц, перепись истории – так действуют варвары, приходя в чужую страну. Дабы люди вообще не помнили, что было, чем гордиться. Но что взамен?

А взамен – откуда-то из пыльных застенков гестапо выволокли сомнительных истуканов, которых могла принять лишь часть страны. Бандера, Шухевич, Петлюра – персонажи сверходиозные, и в каждом украинском городе можно найти людей, чьи родственники пострадали от их действий. Этот когнитивный диссонанс не мог не вызвать в сознании – персональном и коллективном – разрывы.

В них нынешняя Украина сегодня и существует. И теперь гордиться ей уж точно не чем. То, что движет сегодня страной, это, прежде всего, украинофобия, презрение к прошлому и настоящему.

Ведь как можно установить памятник Симону Петлюре, душегубу и антисемиту, в еврейском районе Винницы? Это сознательное разжигание розни внутри государства. И вместе с тем это уничтожение репутации страны на международной арене. Польша отвернулась от Украины из-за Бандеры, Венгрия и Румыния – из-за реформы образования, Израиль – из-за Петлюры.

Украинцам всё время рассказывают, что все беды в стране – от агентов России. Но главным врагом народа являются те, кто внутри принимает (или одобряет) убийственные решения. Мы помним толстовский тезис о том, что безумцы управляют миром, но даже они имеют грани безумия, и невозможно представить, что такой символ, как Петлюра в еврейском районе, возник сугубо из-за глупости. Нет, речь идёт о том, что инициатива одобрена властью, значит, и её кураторами. Так белым господам легче менять землю на бусы.

Порошенко может сколько угодно рассказывать об особом европейском пути, но реально в Европе на Украину смотрят с презрением по одной причине: эта страна сама не уважает себя. Так большие дядьки в хороших ресторанах смотрят на «шестёрку», которая излишне явно показывает свою услужливость. И это – изначальное условие европейского пути Украины.

При этом главная беда заключается в том, что сами украинцы всё больше презирают себя и свою страну. Нас обманули. Мы обманули и обманулись сами. А, значит, мы достойны презрения. И вновь очередная попытка всё разрушить и тем самым исправить. Попытка, усиленная бедственным положением в стране. Одна цифра: по оценкам ООН, 80% украинцев живёт за чертой бедности.

Отсюда – подобие нового Майдана, который зачинается в Киеве сейчас. И сама его форма настолько презрительна для украинцев, насколько и абсурдна: во главе стоит изгнанный отовсюду Михаил Саакашвили, а за ним – националисты, чей образ действия и мыслей больше соответствует средневековой Европе, нежели цивилизованному государству. Это совершенно удивительный в своей показательности сплав бесполезности и агрессии, где американский холуй пытается завербовать для нового холуйства тех, кто ещё недавно кричал «мы не рабы», но был готов мыть посуду или класть шпалы в Европе – и вся эта борьба идёт против ещё одного холуя, который недавно занимался тем же самым с теми же лозунгами, но, почувствовав власть, как любой раб, осмелел и решил вообразить себя кем-то вроде царька.

Но для этого сплава достаточно чуть-чуть тепла, чтобы он растёкся жидкой лавой. А это – любая вспышка насилия, которую не простят. Ведь сейчас перед Радой стоят за деньги, но любой взрыв – и там появятся люди, доведённые до предела нищетой, отсутствием перспектив, тарифами ЖКХ, безработицей, а таких немало. И они с радостью уничтожат то, за что сами ещё недавно боролись.

Так туземцы, желая кушать, поочерёдно съедают друг друга, попутно пожирая и окружающее пространство. Они могли бы возделывать землю, разводить скот, даже строить заводы и фабрики, но им этого не разрешили, и со временем они разучились сами, так как привыкли есть друг друга и ждать очередного скинутого с неба кредитного транша. Подобному мышлению украинцев учили много десятков лет. Евромайдан стал не просто революцией, но изменением роли, самосознания украинца.

И фокус в том, что многие в Украине понимают это сами, а оттого презирают и власть, и окружающих, а порой самих себя за то, что повелись на данный подлог. Страх и разочарование гонят их вперёд. Для наблюдателей со стороны это радостно: ведь так туземцы доедят остатки того, что у них есть. А после им снова расскажут, как они неправильно жили и почему должны исправлять положение. Расскажут проститутки вроде Мустафы Найема, который, как и в 2013 году, стал одним из организаторов нового Майдана.

Нынешнюю Украину больше не сравнивают с той, какой она была 3-4 года назад. Нет, сравнение вновь идёт с Украиной будущего. История повторяется, и в этом фарсе слишком много трагедии для страны, потенциально сильнейшей в Европе, и для народа, способного на большие свершения, но тратящего пассионарную энергию на презрение, в том числе и к самим себе.

Платон Беседин, RUPOSTERS