Главной проблемой современной Украины является разрыв торгово-экономических связей с Россией, который сказался на всех секторах народного хозяйства этой переживающей глубокий кризис страны.

Другой вопрос, что больше всего здесь пострадало не украинское сельское хозяйство или, например, легкая промышленность, а тяжелое машиностроение и связанный с ним военно-промышленный комплекс, который когда-то составлял порядка 50 процентов производственного потенциала советской оборонки.

Естественно, без контрактов с Россией большинство этих предприятий, если не лишились всяких перспектив, то больше не имеют твердых и гарантированных контрактов, а это неминуемо будет вести их к дальнейшей производственной деградации.

Кроме того, такое их положение усугубляет политика современной украинской власти, которая сегодня расторгла соглашение с Россией, гарантировавшее сохранение специализации, участвующих в производстве военной продукции украинских предприятий.

Данное решение нормативно закрепляет выход Украины из советской военно-промышленной системы и отправляет ее оборонные предприятия в «свободное плавание», к которому, как показывает практика последних трех лет, они практически не приспособлены.

Заместитель декана факультета мировой экономики и политики Андрей Суздальцев в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что определенные перспективы у украинской военной промышленности есть и сегодня, хотя бы по той причине, что в этой стране продолжается война.

«Украинская военная промышленность работает потому, что в этой стране существует заказ со стороны государства. Идет война в так называемой зоне АТО в Донбассе, и из-за этого имеет место постоянная необходимость в перевооружении украинских вооруженных сил. Это позволяет украинцам использовать тот потенциал ВПК, который они получили в наследство от СССР и который в силу этих обстоятельств продолжает быть актуальным», — констатирует Суздальцев.

Также здесь необходимо отметить, что если брать военную кооперацию с Россией, то Украина либо производила определенные компоненты – например, завод «Южмаш» строил много техники для нужд РВСН России и российской космической отрасли, либо работала с нами над перспективными совместными проектами – вроде самолета Ан-178, который украинцы на волне истерии 2014-15 годов хотели назвать «Бандерой».

Делали они это сгоряча, поскольку в Ан-178 половина компонентов была отечественного производства, а сам он проектировался для нужд российской армии и других наших силовых структур.

Эти проекты, конечно, ушли в прошлое, и в рамках них нет замены России и не предвидится, что можно увидеть на примере всего того популизма украинских властей, который сегодня связан на Украине с заводом имени Антонова, а также с «Южмашем».

Такое разглагольствование Киева призвано показать работникам этого предприятия, что власти смогут найти выход из создавшегося положения дел.

Другой вопрос, что бронетанковые заводы, заводы, производящие пехотное вооружение сегодня работают и имеют на Украине постоянные заказы.

Естественно, это не «хай-тек», а старое советское оружие семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века, но ведь с точки зрения любого бизнеса важно не какой продукт производить, а чтобы у него всегда был гарантированный покупатель.

С этим на современной Украине проблем нет, поэтому предприятия этой страны, которые могут производить оружие для войны в Донбассе, чувствуют себя неплохо.

«Новых разработок мы, конечно, здесь не увидим, пусть Украина постоянно презентует различные новинки в виде гранатометов и стрелкового оружия, но все это вариации того, что в этой стране производилось во времена Советского Союза. Также не надо забывать про «Южмаш», и тот же вертолетный завод «Мотор Сич», продукция которого имеет стабильный спрос за границей и продолжает успешно продаваться даже сегодня», — резюмирует Суздальцев.

Последнее – это важный момент, все-таки на Украине в советское время была создана отличная материально-техническая база, поэтому продукция некоторых украинских военных заводов найдет себе спрос даже после окончания войны в Донбассе и сокращения государственных заказов.

Это не может не произойти, поскольку военные расходы Украины на сегодня составляют более 6 процентов к ВВП только официально. Естественно, часть этих средств съедается коррупцией, но все-таки перед нами максимально чрезмерные военные расходы для такого депрессивного государства.

«Таким образом, определенное будущее у украинских военных предприятий есть и сегодня, но оно, конечно, серьезно отличается от реляций украинского правительства. Например, на Украине не будет наиболее наукоемких и прогрессивных отраслей, и это видно по решению Киева ликвидировать авиастроительный концерн «Антонов», — заключает Суздальцев.

Украинцам не нужны военно-транспортные самолеты в рамках такой войны, как АТО, поэтому местный оборонный заказ не сможет обеспечить коммерчески-успешное функционирование данного предприятия.

С внешним сбытом украинской военной продукции также существуют большие проблемы – Россия покупать эту продукцию не будет даже в случае нормализации отношений, поскольку у нас готовы свои аналоги, а продавать военно-транспортные самолеты за рубеж – чрезвычайно сложно. И по причине отсутствия всех необходимых комплектующих, и разделенных прав на эти самолеты, и необходимости западных сертификатов.

«Кстати говоря, на Украине существуют определенные перспективы к открытию новых мощностей военной промышленности – в этой стране нет своего производства боеприпасов, но нужда в них явно есть, поэтому украинцы пытаются сегодня развернуть подобные мощности на своей территории», — констатирует Суздальцев.

При этом, технологическая база на Украине в настоящее время является крайне низкой, а все лучшие образцы своих военных технологий украинцы давно успели продать за рубеж, как это было в контексте сделок с Китаем по военно-транспортным самолетам.

«Известен случай, как украинцы продали китайцам технологию на целый самолет, который сегодня в массовом порядке там производится», — резюмирует Суздальцев.

Еще можно добавить, что на Украине, наверняка, умрет крупное судостроение, поскольку заводы Николаева были заточены под российский военно-морской флот, а заказы со стороны украинцы точно не получат, хотя бы по тому, что практически все конструкторские бюро находятся в России.

Соответственно, пока есть АТО – украинские военные предприятия существует, а когда эта странная война в Донбассе закончится, то на Украине выживет только несколько конкретных производственных кластеров.

Дмитрий Сикорский, ФБА «Экономика сегодня»