Дождавшись выгодного момента, президент США резко перешёл от устного режима кризис-менеджмента к полномасштабному политическому наступлению

Парадокс современной Америки состоит в том, что глава государства находится в состоянии жесточайшего конфликта с двумя главными важнейшим инструментами государственного управления. Дональду Трампу противостоит как совокупный политический класс, так и совокупная американская пресса. Конечно, в обеих категориях имеется ряд исключений, ведь за долгую публичную карьеру пожилой миллиардер успел обзавестись друзьями как среди политиков, так и среди владельцев медиахолдингов, но общую картину это не меняет. Дональд Трамп обладает уникальным набором черт, одновременно отпугивающим политиков и вызывающим отвращение у журналистов.

Профессиональные политики не могут простить 45-му президенту отказа следовать незыблемым законам политики:

1) обещания нужны только для того, чтобы их нарушать;

2) лучшая деятельность — та, от которой много шуму и никакого эффекта;

3) внутренние отношения «в клубе» куда важнее достижения каких-либо внешних задач.

Другими словами, деятельный и целеустремленный Трамп, ни на шаг не отходящий от основных пунктов предвыборной программы, демонстрирует, какими всё еще могут быть американские политики — за что его тихо и не очень тихо ненавидят политики профессиональные, привыкшие сидеть на богатой подкормке лоббистов и лишь изображать кипучую деятельность.

Журналисты, напротив, критикуют Трампа открыто и не стесняясь, но за их меняющимися в зависимости от ситуации аргументами явно сквозит неизменное высокомерное отвращение. Считающие себя просвещенными, остроумными и навечно молодыми, лощеные журналисты ведущих изданий как будто не могут смириться с тем, что во главе их государства стоит пожилой и некрасивый Трамп, который часто путает факты, совершает курьезные ошибки и так мало говорит о «высоком»: гендерном равенстве, философии, идеологии, глобальном потеплении… И так много — о «низменном»: борьбе с безработицей, медицинском обеспечении трудящихся малых предприятий и депрессивных регионов, налогах…

В условиях непрекращающейся борьбы президента против той системы, которой он пытается управлять, идеальным моментом для продвижения его программы оказывается ситуация, когда противники разобщены. То есть нужен либо большой общественный скандал, на который будут отвлечены крупные СМИ, либо очевидный промах политических оппонентов, который полностью займёт их внимание.

Скандал на «Фабрике грёз»

На радость президенту, в стране сложилась как раз такая ситуация. Не успели отгреметь последние информационные залпы медиасражения Трампа с преклоняющими колено футболистами, как всё внимание общества и СМИ было обращено на Харви Вайнштейна — одного из самых влиятельных продюсеров Голливуда, принимавшем участие, кроме прочего, в создании такого гиганта современного американского кинематографа, как «Властелин колец», и многих фильмов Квентина Тарантино.

Дело в том, что именитый продюсер стал главным героем журналистского расследования, по результатам которого в «Нью-Йорк Таймс» была опубликована статья, где утверждалось, что на протяжении многих лет Вайнштейн сексуально домогался актрис и сотрудниц киностудий, шантажировал их угрозами не дать роль. Не успел Харви заявить, что его оболгали, как на публику вышли актрисы всех возрастов и наперебой рассказали о своём неприятном опыте общения с Вайнштейном и страхе перед ним, заставлявшем их молчать много лет. За считанные дни таких дам набралось около 50. Все они, разумеется, заявили, что не поддались на подлые уловки продюсера и гордо вышли от него в возмущении…

Так или иначе, скандал произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Будучи мастодонтом от киноиндустрии, Вайнштейн не мог пасть, не разрушив всё, что его окружало. Так, резкой критике СМИ подверглись все, кто когда-либо работал с Вайнштейном или принимал от него финансовую или иную помощь. В этот необъятный список вошли, например, Барак и Мишель Обама и Хиллари Клинтон. Бараку и Хиллари Харви помогал с предвыборной кампанией, а Мишель даже послала старшую дочь в фирму к Вайнштейну на стажировку… СМИ и лидеры демократов были очень заняты голливудским скандалом: одни вновь и вновь атаковали продюсера, другие открещивались от него как могли. В современном американском медиапространстве нельзя быть в чём-то хорошим, а в чём-то плохим, это был бы слишком сложный для прессы образ. Поэтому из прежде «хорошего» Харви резко сделали совсем «плохого». От него ушла жена, он был уволен из компании, которую когда-то создал, его лишили многочисленных почетных кинематографических премий и исключили из соответствующих академий и прочих профессиональных организаций.

Такой переполох сыграл на руку президенту. Понимая, что у противников не хватит ресурсов на полноценное противостояние его шагам, Трамп предпринял решительное наступление по ключевым для него направлениям.

Реформа здравоохранения

Как и обещал, глава Белого дома пустил в ход «власть ручки» и подписал указ, призванный саботировать систему обязательного платного медицинского страхования Obamacare. Согласно указу, соответствующим министерствам и ведомствам следует в течение двух месяцев разработать и ввести в практику методики предоставления частным лицам, мелкому и среднему бизнесу льгот за счет трех специальных видов страхования, наименее зарегулированных в рамках Obamacare, которую команде Трампа пока никак не удается упразднить. Другими словами, Трамп приказал своим подчиненным полностью использовать известные лазейки в системе, чтобы предоставить наименее обеспеченным американцам хоть сколько-нибудь приемлемые цены на медицинское обеспечение.

В своих последующих выступлениях он подтвердил, что не оставляет намерения провести через Конгресс полноценную реформу, подразумевающую упразднение Obamacare, но не может бесконечно ждать, пока демократы перестанут блокировать все его инициативы вне зависимости от их реальной ценности или пользы. Также на повестке дня президента стоит снижение цен на медикаменты. По мнению Трампа, недопустима ситуация, когда за один и тот же препарат, выпущенный одним и тем же производителем, в Канаде платят в разы меньше, чем в Штатах.

Налоговая реформа

Однако основной задачей на сегодняшний момент, по мнению президента, является организация принятия Конгрессом проекта налоговой реформы. Для демонстрации единомыслия и устранения кривотолков он устроил показную встречу с лидером республиканцев в Сенате Митчем Макконеллом, после которой оба политика вышли к прессе, где разлились трелями о взаимной дружбе, уважении, поддержке…

Дело в том, что чуть ли не каждый день какая-нибудь вашингтонская газета пишет, что, по ее данным, тот или иной приближённый Трампа вскоре будет внезапно уволен, после чего, пока дым не рассеется, от этого человека на всякий случай отскакивают подальше все его политические союзники. Вести последовательную деятельность в такой обстановке затруднительно, и президенту постоянно приходится демонстрировать своё единство с теми немногими, кто не ставит ему палки в колёса.

Особенно это важно для успеха такого ключевого пункта программы Трампа, как налоговая реформа, ведь ее результат должны ощутить на себе все американцы без исключения. Макконелл выразил уверенность, что сможет добиться принятия законопроекта Сенатом до конца года. Трамп надеется, что к Рождеству реформу успеет одобрить ещё и Палата представителей.

Краденое Рождество

Что касается этого праздника, то его 45-й президент собирается вернуть своему народу собственноручно. Дело в том, что Рождество было украдено у американцев либералами. В смысле, само слово «Рождество». В период президентства Обамы по стране семимильными шагами прошлась культура «политкорректности», заменившая «сексистских» стюардесс и конгрессменов на «помощников по салону» и «конгрессперсоны», а «религиозно-нетолерантное» Рождество и вовсе упразднили, оставив безликие «праздники». Естественно, никакими руководящими документами это описано не было, но все как-то и сами догадались и убрали соответствующие надписи в магазинах, школах и других публичных помещениях. Разумеется, для американцев-христиан, всё ещё составляющих подавляющее большинство населения, праздновать непонятно что было довольно странно.

И вот президент Трамп объявляет Рождеству амнистию. Он, как и предшественник, не выпустит на эту тему отдельный указ, но посыл уже ясен. С самого начала своей пока что недолгой политической карьеры Трамп почти полностью игнорировал правила политкорректности, но это «по большей части» списывалось на возраст и «старую закалку». Теперь же, сначала с трибуны «Саммита голосующих за ценности» (имеются в виду ценности традиционные), а потом и с трибуны влиятельного «Фонда Наследие» (The Heritage Foundation) новый президент ясно дал понять как политическим активистам, так и элите, что он не желает быть единственным неполиткорректным и бравировать этим, напротив, он хочет, чтобы само это понятие неполиткорректности, успевшее сформировать целую субкультуру, исчезло из жизни американцев, было забыто как мучительно долгий ночной кошмар.

Противоборство с Ираном

Другим важным шагом Трампа, совершенным в момент слабости оппонентов, стало обнародование новой стратегии в отношении Ирана. Президент США заявил, как много раз уже заявлял, что так называемая ядерная сделка — договор, согласно которому Иран останавливает свою программу по разработке ядерного оружия, допускает на ядерные объекты иностранных наблюдателей, а взамен получает снятие американских и иных санкций, а также другие преференции — одна из самых плохих сделок в истории США. По словам главы Белого дома, Америка не должна была включать в договор прямые инвестиции, чтобы не финансировать «диктатуру, спонсирующую террористов», более того, он считает, что Иран не соблюдает дух договора. Трамп требует от Конгресса США принять поправки к договору, конкретизирующие состав и полномочия инспекционных групп и другие условия. Кроме того, он призывает законодателей ввести санкции против Корпуса стражей исламской революции. С точки зрения Трампа, КСИР — личное вооруженное формирование иранского «диктатора», запугивающее людей и не допускающее позитивных изменений в стране. В случае, если Конгресс не прислушается к нему, президент обещает воспользоваться своей властью и денонсировать соглашение с Ираном.

Давление на ООН

Наверное, самым неожиданным шагом Трампа и его администрации за прошедшую неделю стало объявление о выходе США из ЮНЕСКО, за которым последовало заявление Израиля о намерении выйти из этой организации. Этот политический ход многие оппозиционные эксперты сразу заклеймили как новый каприз сумасшедшего старика или курс на изоляцию США от международного сообщества. В то же время, если принять во внимание проект реформ ООН, продвигаемый США, и повышенное внимание Трампа к разного рода финансовым потокам, дело предстаёт немного другим.

45-й президент США хочет реформировать ООН, чтобы она лучше выполняла функции проведения в жизнь американских интересов. Понятно, что далеко не все страны оказались готовы поддержать этот, прямо скажем, односторонний проект. Теперь, когда после нашумевшей Генассамблеи пыль немного улеглась, стало ясно, что энтузиазм по поводу реформы ослабевает, и она развивается совсем не так быстро, как это нужно Белому дому, постоянно переживающему кризис легитимности. В этой ситуации, по-видимому, администрацией было принято решение показать ООН, кто в доме хозяин. США является главным спонсором ООН и многих ее дочерних организаций, а значит, выход из любой такой организации означает для последней большие проблемы — сокращение кадров, сворачивание целых направлений деятельности.

Но США не ограничиваются выходом, они демонстрируют готовность склонить к выходу своих союзников, а значит, угрожают ООН в конце концов превратить ее во всемирную организацию без «США и Ко» то есть фактически потерять статус всемирной и какое-либо решающее значение.

Фактически, выход США и Израиля из ЮНЕСКО — это ультиматум Трампа ООН. Либо ООН реформируется под Трампа и верно ему служит, либо он приложил все силы, чтобы разрушить не исполняющий нужные ему функции инструмент.

Трамп пользуется уязвимым положением оппонентов и предпринимает решительное наступление на всех важных для него участках политического фронта. Противники внутри страны слишком заняты своими проблемами и не успевают заблокировать его ходы, что касается врагов внешних, они не спешат с выводами.

Президент США начал много партий на многих шахматных досках одновременно. Ни одна игра ещё не закончена, и успех в каждой тесно связан с успехом во всех остальных. Для тех, кто не может повлиять на ситуацию, это лишь ужасающе захватывающий сериал в реальной жизни, а для участников игры сейчас решаются вопросы жизни и смерти.

Иван Кузнецов, ИА REGNUM