Похоже, «Сирийские демократические силы» не Ракку освободили. В смысле, не только Ракку. Это они своим американским покровителям сказали: «Все, свободны».

«Это вы поторопились», – могли бы американцы повторить князя Милославского в исполнении Леонида Куравлева. А может, и повторили, когда первыми услышали доклад подконтрольных им «Сирийских демократических сил» об освобождении Ракки. Еще до того, как представитель этих сил всем мировым агентствам похвастался, что «операция завершена, город под полным контролем СДС». «Ну-ну-ну, не так быстро», – попридержали в Вашингтоне восторженный пафос своих союзников.

А всем остальным объявили, что все-таки рано радоваться – некоронованную «столицу» ИГ (структура запрещена в РФ – ред.) лишь избавили от всех флагов ИГ. Но остались «спящие ячейки», мины, и открытых боевиков – штук сто. А значит, здесь еще есть, на кого направить всю мощь американского присутствия. Иначе говоря, «а уходить нам рановато, есть у нас еще в Ракке дела». В остальной же Сирии их уже нет. Лишь 8% ее территории – под псевдохалифатом. Но не помогать же России с Асадом их очищать. А так хочется и после Ракки махать кулаками. Вот только никак не придумают, где.

Если верить каналу NBC, в Белом доме до сих пор не выработали, как они это называют, «более широкую стратегию по Сирии» из-за разногласий о передаче власти. То есть, они по-прежнему полагают, что это им решать, кому эту власть оставить. А поскольку независимо от того, что они себе полагают, она остается тому, кому бы им очень не хотелось, они и мучаются, какой бы еще найти повод, чтобы ему помешать. Могут попробовать и без повода. Но Россия уже предупредила: лучше не пробовать.

Москва настойчиво требует от Вашингтона уважительной причины дальнейшего американского присутствия здесь. До сего дня ею формально считалась Ракка. Но тут вооруженная оппозиция со своим освободительным ражем. И вроде бы, пора. Все-таки с 6 июня штурмуют. Живого места от города уже не оставили. И вроде бы сами же все сделали для того, чтобы его дожать. Финальное наступление бойцы СДС начали только после того, как большинству джихадистов позволили уйти. Как в Мосуле. С той разницей, что тогда верховным главнокомандующим США был другой человек.

Но американский закон сохранения не изменился. Если в одном месте террористов убудет, то в другом непременно прибавится. Вместо Мосула – Пальмира. Вместо Ракки – Дейр-эз-Зор. Схема работает, но уже не так эффективно. Усушка, утряска. ИГ сходит «на нет». А главная цель Соединенных Штатов в борьбе с ним так и не достигнута. Асад на месте, жив-здоров. При этом «плохие» террористы у США практически закончились. Можно, конечно, обратно переквалифицировать в них «хороших». Но, во-первых, как на них направить американское оружие, если оно и так у них. А во-вторых, если Москва об этом узнает, она и с ними разберется. А она знает.

Так что «Демократические силы» не Ракку освободили. Это они своим покровителям сказали: «Все, свободны». «Ну, взяли, так взяли. Не отдавать же назад», – отшутился бы в таком случае князь Милославский. А в Пентагоне над этим могут подумать. А почему бы и нет? Видно же, что из него царь, то есть борец с терроризмом – не настоящий.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik