В среду в Киеве у стен Верховной рады продолжились столкновения между полицией и сторонниками Михаила Саакашвили. Очередной украинский протест уже получил у журналистов ироничное прозвище «грузиномайдан». Однако реальная роль Саакашвили, да и значение самой протестной акции куда более скромны, чем это может показаться.

С 17 октября правительственный квартал Киева заблокирован толпами митингующих и шеренгами полиции и национальной гвардии. Митингующие перекрыли улицу Грушевского около Верховной Рады, выставив на проезжей части палатки. В центр подтянуты значительные силы правоохранителей и даже… артиллерия. Последняя, правда, была предназначена для салюта в честь прибытия президента Мальты.

Что происходит? Да ничего особенного. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили проводит давно анонсированную акцию в Киеве. Типичный украинский если не Майдан, то так – майданчик. Их количество не только за последние четверть века, но даже и за последние лет пять не всякий киевлянин упомнит. Тем более, что и число участников не слишком большое – во вторник насчитали около 4 тысяч человек. Полиции и то больше.

Требования

Требования акции довольно простые:

— отмена депутатской неприкосновенности;

— создание антикоррупционного суда;

— принятие нового закона о выборах народных депутатов с пропорциональной избирательной системой открытых списков.

Ничего особенно нового в этих требованиях нет, они, например, включены в коалиционное соглашение нынешнего формального большинства в Раде. Тем не менее, принять соответствующие законы не удается, в силу сопротивления олигархов вообще и Петра Порошенко – в частности.

Отмена неприкосновенности для депутатов момент крайне болезненный – ведь почти у каждого есть какие-то скелеты в шкафу, которые теоретически могут привести его на скамью подсудимых.

Антикоррупционный суд завершает создание замкнутой системы антикоррупционных органов, которые практически оторваны от политико-правовой почвы Украины. Эта система представляет собой ключевой элемент внешнего управления страной, причем «под раздачу» попадает вся украинская элита.

То же касается выборов – олигархам проще проводить своих людей по одномандатным округам, где результат во многом определяется финансированием. Президенту проще влиять на мажоритарщиков. Именно за счет  сохранения смешанной системы Блок Петра Порошенко в 2014 году получил больше депутатских мест, чем «Народный фронт».

В общем, депутаты и президент всего этого не хотят, и им легко удается оттягивать принятие этих законов – ведь при значительной поддержке населения (например, отмену депутатской неприкосновенности по данным опросов поддерживает 95% граждан Украины), они к интересам людей практически никакого отношения не имеют. Собственно, потому около Рады сейчас тусуются только проплаченные кадры и небольшое число городских сумасшедших.

Зато эти требования очень важны для США и ЕС, которые стремятся уничтожить украинский крупный капитал и высвободить рынок для транснациональных корпораций. Для этого надо выбить из-под украинских олигархов политическую поддержку.

Субъекты

Формально лидером движняка является Михаил Саакашвили. Представлять его особого смысла нет: всего его приключения, включая недавнее лишение украинского гражданства и героический прорыв на новую родину через границу, на слуху.

Сам по себе Михаил Николозович совершенно политически бесперспективен. Он неплохой популист, но лишен организационных способностей и не врос в украинскую почву. По сути, никакой угрозы президенту он не представлял и не представляет, но, видимо, сильно его раздражает. Сейчас он борется за жизнь – в Украине он никому не нужен, но за ее пределами он нужен только грузинской прокуратуре…

Сейчас на его поддержку организованы все украинские кадры Госдепа – т.н. «еврооптимисты», частью входящие в президентскую фракцию. В первую очередь это широко известные «журналисты» Сергей Лещенко и Мустафа Найем.

По факту начала движняка к нему присоединились две политические силы, которым противопоказано спокойное течение политического процесса.

Во-первых, это «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Она, официально находясь в оппозиции к президенту, постепенно набирает очки и проценты. Сейчас рейтинги и партии, и ее лидера – на первых позициях. Для Тимошенко Майдан – естественная стихия и она может воспользоваться этим инструментом профессиональнее, чем Саакашвили.

Во-вторых, это «Самопомощь» львовского мэра Андрея Садового. Сейчас эта партия находится в глубоком кризисе – Банковой удалось ее переиграть и львовяне теряют позиции.

Финансирование кампании обеспечивают Игорь Коломойский, имеющий немалый зуб на Порошенко, и Олег Рыбачук, координирующий официальные и не очень программы Госдепа на Украине.

Милое обстоятельство – еще недавно Лещенко и Найем с Коломойским воевали… Впрочем, ничего личного – просто бизнес.

Последствия

Очевидно, США «качают» нынешний киевский режим, но «качают» очень бережно, так, чтобы случайно не «уронить». В планы американцев вовсе не входит очередной Майдан с отходом от демократической процедуры и дезорганизацией госуправления.

Именно поэтому нынешний Майдан собирается под лозунгами, обладающими крайне низким мобилизационным потенциалом, и именно поэтому во главе протеста поставлен человек, главным достоинством которого является полная зависимость от США. Задача этого Майдана очень частная – заставить президента и Раду принять нужные США законы.

При этом, конечно, ослабляются и позиции президента Украины. Порошенко США уже не нужен, но при прочих равных условиях он имеет почти 100% возможности победить – уж слишком большую власть он сосредоточил в своих руках. Намного большую, чем была, например, у Кучмы.

Поэтому Вашингтон постоянно на него давит, постепенно подводя к мысли, что существуют менее затейливые и болезненные способы политического самоубийства, чем выдвижение на второй срок.

Василий Стоякин, ВЗГЛЯД