На вооружении армии США более 30 лет стоит боевая машина пехоты (БМП) M2 Bradley. Она создавалась для потенциального сдерживания советских танковых дивизий на восточноевропейском театре военных действий. Однако в настоящее время M2 Bradley практически исчерпала свой модернизационный ресурс. Поэтому в 2017 году была запущена программа по разработке новых образцов лёгкой бронетехники, рассчитанная на срок до 2035 года. На неё потратят более $230 млн. О том, какими будут американские БМП следующего поколения и смогут ли они выполнять свои задачи на поле боя, — в материале RT.

M2A2 Bradley на оперативно-тактической базе «Маккензи» в Ираке 30 октября 2004 года

Дитя холодной войны

БМП М2 Bradley появилась как альтернатива БТР M113, активно применявшимся во время войны во Вьетнаме. М2 Bradley разрабатывалась в период холодной войны для европейского театра боевых действий в ответ на появление советских БМП-1 и БМП-2.

Работы по созданию БМП для армии США начались в 1964 году в рамках программы MICV-70 (Mechanized Infantry Combat Vehicle) и закончились в 1981 принятием на вооружение М2 Bradley.

Сегодня M2 Bradley входит в состав танковых бригад США (Armored Brigade Combat Team). Каждая бригада оснащена 144 бронемашинами, включая 32 боевые разведывательные машины М3 Bradley.

В песках Ирака

M2 Bradley использовались в обеих иракских кампаниях США. В ходе операции «Буря в пустыне» было задействовано 2200 БМП.

БМП М2 Bradley и БРМ М3 Bradley первых модификаций оказались уязвимы для иракских РПГ-7 и ПТРК. Иракцами было уничтожено 20 машин и повреждено 12.

После завершения «Бури в пустыне» в 1991 году руководство США поручило главному контрольно-финансовому управлению провести анализ эффективности действий американского вооружения и военной техники в ходе этой операции.

В целом машина получила положительные отзывы. БМП уничтожили больше иракской бронетехники, чем танки Abrams. Хорошо зарекомендовала себя установленная на M2 Bradley 25-миллиметровая пушка, которая в основном использовалась для поражения находящейся в укрытиях живой силы противника, но были и случаи уничтожения танков. А вот штатный противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) TOW получил нарекания из-за своей системы наведения: с момента запуска ракеты до поражения цели M2 Bradley должна оставаться неподвижной, что делало БМП уязвимой для ответного огня противника.

Замечания были сделаны и относительно системы оптики и лазерного дальномера. Из-за невозможности точно определить расстояние до цели, запуск ПТУР ТOW зачастую производился с большего расстояния, чем максимальная дальность полёта ракеты.

Частые случаи «дружественного огня» во время операции «Буря в пустыне» (в результате случайного попадания своих было уничтожено 17 машин M2 Bradley и повреждено три) вынудили американское руководство провести модернизацию систем навигации и опознавания цели.

Попытка номер три

БМП М2 Bradley более 30 лет стоит на вооружении армии США. За это время машина претерпела ряд модернизаций. В частности, выпущены модификации M2A3/M3A3 2000 года, где все системы были заменены на цифровые и получили активное применение различные системы обнаружения, целеуказания и навигации.

Для выпуска новых боевых машин в 2003 году при поддержке агентства DARPA была принята программа Future Combat Systems (FCS), однако в 2009 году она была закрыта. Попыткой перезапуска FCS стала программа Ground Combat Vehicle, которая впоследствии также была свёрнута. В результате армии США пришлось ограничится модернизацией старых видов техники.

В 2017 году на выставке AUSA 2017 была представлена очередная модификация БПМ — M2 Bradley SHORAD.

Система ПВО обновлённой бронемашины оснащена сразу тремя типами вооружений, обеспечивающими комплексную защиту от угроз с воздуха. В боевом модуле установлена система постановки радиоэлектронных помех, комплект управляемых ракет и 30-миллиметровая пушка со снарядами воздушного подрыва.

Однако ресурс дальнейших улучшений M2 Bradley практически исчерпан. Поэтому с 2017 года была запущена программа Next Generation Combat Vehicle (NGCV) по созданию новых лёгких бронированных боевых машин. Начальный бюджет — $237 млн, исполнитель — Roush Corporation.

В 2022 году должны быть представлены первые два прототипа боевых машин.

Программа NGCV рассчитана на срок до 2035 года. К этому времени исполнится 54 года с тех пор, как M2 Bradley встала на вооружение армии США.

«Потрачено много денег, результатов нет»

Военный эксперт Виктор Мураховский в беседе с RT оценил перспективы реализации программы NGCV.

«Эта программа по разработке новых образцов лёгкой бронетехники (по российским меркам — средней) выглядит более реалистичной, чем предыдущие, когда американцы взялись за крайне рисковые и амбициозные проекты. Было потрачено много денег, результатов нет, пришлось опуститься с небес на землю. Однако программа долгая, до 2035 года, так что времени пройдёт ещё немало. Да и бюджет — $237 млн — по сравнению с общим оборонным бюджетом в $700 млрд выглядит несущественным», — сказал Мураховский.

Скромные ассигнования на программу по созданию нового американского БМП, по мнению эксперта, объясняются тем, что бронетехника не является ключевым видом техники в современной военной доктрине США.

«Американская доктрина воздушно-морских сражений является ключевой для всей военной стратегии США. В ней предусмотрено активное использование авиации, в том числе беспилотной, сил морской пехоты и флота. При этом сухопутные операции носят чисто экспедиционный характер, то есть им нужно найти и добить оставшиеся после бомбардировок авиации силы противника и занять ключевые позиции. Бронетехника в этой композиции занимает далеко не самое важное место. Поэтому и финансирование программ по модернизации бронетехники весьма скромное по сравнению с другими видами вооружений, что, конечно, вызывает определённые протесты со стороны командующих Сухопутными войсками США», — отметил Мураховский.

По словам эксперта, США давно признали танки и тяжёлую бронетехнику «динозаврами», но потом,  столкнувшись с реалиями войны, поняли, что совсем без бронетехники не обойтись.

«Американцами в принципе не рассматривается вариант ведения войны на суше с силами адекватного по мощи противника, это не закладывается при разработке машин. Новейшая российская бронетехника лучше американской по ряду показателей — это ни для кого не секрет — но им и не суждено встретиться на одном поле боя. А для тех задач, что стоят перед армией США сейчас, хватит и модернизированных Bradley и Abrams», — подвёл итог Мураховский.

Святослав Петров, RT