Церковь, которая могла бы стать основой для национального примирения, подвергается гонениям

На протяжении многих веков, особенно в самые сложные, переломные для страны моменты, именно православная вера была тем стержнем, который помогал выстоять, пережить все испытания, именно вера давала силы, а церковь объединяла народ. Сегодня нашему народу, как никогда, нужно духовное единство — единство, оплотом которого способна стать православная церковь.

Я убежден: миротворческую, консолидирующую миссию в Украине способна выполнить только Украинская православная церковь Московского патриархата — единственная каноническая православная церковь, проповедующая идеи мира и единства. «В украинском обществе сегодня нет другой силы, кроме канонической православной украинской церкви, которая могла бы стать основой для общенационального примирения» — такое мнение высказал с трибуны 137-й ассамблеи Межпарламентского союза в Санкт-Петербурге Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. И подчеркнул, что, несмотря на все попытки вовлечь церковь в политическое противостояние, УПЦ МП «последовательно и твердо проводит линию на прекращение противостояния в обществе».

Однако далеко не все политические силы в Украине заинтересованы в мире: «партия войны» в украинской власти, вмешиваясь в дела церкви и ущемляя в правах верующих УПЦ МП, не только не позволяет канонической церкви выполнять миротворческую миссию, но и способствует разжиганию противостояния на религиозной почве — противостояния, которое в нынешних условиях является не менее опасным, чем любой другой конфликт национального масштаба.

Достаточно вспомнить о зарегистрированных в парламенте законопроектах № 4128 и № 4511, которые направлены против УПЦ МП и носят откровенно дискриминационный характер. Первый законопроект ― «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» (относительно изменения религиозными общинами подчиненности) ― упрощает порядок изменения конфессиональной принадлежности религиозных общин, тем самым законодательно закрепляя возможность церковного рейдерства. Второй законопроект — «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признанном Верховной Радой Украины государством-агрессором» — свидетельствует об установлении в Украине диктатуры правового нигилизма. В частности, он предполагает не только «назначение центрального и регионального руководства религиозных организаций… после согласования соответствующих кандидатур от религиозной организации с центральным органом исполнительной власти, реализующим государственную политику в сфере религии», но также предусматривает запрет религиозных организаций, например, если их представителями не будут выполнены «правовые нормы», предусмотренные статьями настоящего закона.

Однако органы власти уже сегодня пытаются препятствовать нормальной деятельности УПЦ МП: Министерство культуры не регистрирует уставы религиозных организаций УПЦ МП (по данным юридического отдела УПЦ МП, за 2015–2016 годы было зарегистрировано только 3 Устава из 14 поданных на регистрацию). Такое отношение государства к УПЦ МП (повторюсь, единственной канонической православной церкви в Украине) провоцирует радикальные силы на провокации и вандальские действия. Более того, за 3,5 года после евромайдана в стране захвачены десятки храмов, принадлежавших религиозным общинам УПЦ МП.

Ущемляя одну церковь и заигрывая с другими, украинская власть не просто нарушает конституционный принцип «свободы мировоззрения и вероисповедания». Она обостряет межрелигиозное противостояние, тем самым создавая угрозу религиозного конфликта в Украине.

А ведь украинскому обществу сейчас как никогда нужно единство, нужно то, что не разобщает, а помогает объединить, «сшить» страну. И именно каноническая православная украинская церковь могла бы стать основой для общенационального примирения, для согласия и единства.

Виктор Медведчук, «Корреспондент», Украина