В Крыму отправлен в отставку председатель Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым Заур Смирнов

Последней каплей и поводом для отставки послужили множественные одиночные пикеты татар, накануне протестовавших против задержаний правоохранителями активистов меджлиса и сторонников некоторых религиозных организаций. Правда, в ходе дознания выяснилось, что многие молодые люди с плакатами ратовали за людей, имен которых они не знали. Как и не догадывались, что правоохранительные органы обвиняют задержанных в пособничестве террористам.

Террористическая и диверсионная угрозы для Крыма отнюдь не фантазии. На слуху не только задержания шпионов (это всегда можно списать на пропаганду), но и самые настоящие бои на границе, как это случилось в ночь с 6 на 7 августа прошлого года, когда погибли трое российских военнослужащих и был захвачен в плен сотрудник Главного управления разведки Украины Евгений Панов. Более того, Украина никогда и не скрывала намерения вести подрывную работу против Крыма любыми способами — от организации разнообразных блокад до разведывательной деятельности.

Особая роль в этих усилиях отводится исламистским группировкам, которых во время украинского господства на полуострове расплодилось немало. Их появлению содействовало сразу несколько факторов. Во-первых, системная антироссийская политика части украинского истеблишмента и идейных националистов, твёрдо убеждённых, что чем «хуже России», тем «лучше для Украины». Исходя из этого принципа, в Крыму появились лагеря, в которых тренировались и лечились чеченские боевики во время чеченских войн. Сюда же эвакуировались члены их семей, многие из которых имели обязательства кровной мести по отношению к русским.

Одновременно в сотрудничестве с исламистами формировалось силовое крыло ныне запрещённого в России меджлиса: отряды молодёжи, находившейся под сильным националистическим влиянием. Более того, до пяти сотен крымских татар принимали участие в боевых действиях в Чечне на стороне джихадистов. Киевские власти и на это смотрели сквозь пальцы, поскольку на той же стороне, набираясь боевого опыта, воевали множество украинских радикалов из УНА-УНСО* и прочих ультраправых группировок. И, наконец, важнейшим фактором стало многолетнее и системное проникновение на полуостров тесно связанных с исламским фундаментализмом автономных религиозных сект, вроде «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

Особую роль в «освоении» Крыма играли турецкие спецслужбы, с одной стороны тесно связанные с НАТО, с другой — политически, исторически и этнически — с крымскими татарами. В Турции до сих пор помнят кому принадлежал Крым до конца XVIII века и сколько раз ещё после того они воевали с Россией за контроль над Черноморьем, ключом к которому как раз и является Крым. Крымских татар в Турции вполне официально называют «крымские турки» и проживает их там — ни много ни мало — почти пять миллионов (на самом полуострове всего около двухсот тысяч). Турецкие спецслужбы орудовали здесь практически открыто, приезжая на полуостров под видом строителей, которые ничего не строили, коммерсантов, которые ничего не продавали, и даже секс-туристов (за этих сказать сложно). Турецкие разведчики активно обследовали местность, знакомились с меджлисовским активом, совершали негласные прогулки в окрестностях военных объектов — особенно их интересовал Севастополь и Черноморский флот РФ.

Накануне событий на Майдане Крым представлял собой настоящую пороховую бочку. Поддержав государственный переворот в Киеве и сознательно идя на обострение ситуации в Симферополе, лидеры меджлиса имели за своей спиной полную поддержку новой украинской власти, значительные финансовые ресурсы, а так же много организованных, умеющих обращаться с оружием людей. Недаром одним из тезисов киевской пропаганды на некоторое время стало ожидание партизанской войны «в тылу оккупантов». Однако не сложилось, точнее, не дали. Борьба началась буквально с первых дней крымских событий: из неофициальных источников известно о вооружённых стычках российского спецназа с исламистскими боевиками; обезвреживались и спецгруппы ВСУ, например, в районе Ангарского перевала была перехвачена разведывательно-диверсионная рота 25-й Днепропетровской воздушно-десантной бригады. А подготовленные к партизанской войне схроны с оружием до сих пор обнаруживаются в различных районах Крыма с завидной регулярностью.

Например, 10 марта сего года Управление ФСБ по Крыму сообщило об обнаружении тайного арсенала в заброшенном строении на евпаторийском пляже. Под слоем песка и листом фанеры были найдены гранаты, магазины к автомату Калашникова со 120 патронами и три электродетонатора. Ранее два схрона с оружием были обнаружены в Ялте: цинки с патронами, огнестрельное оружие и взрывные устройства. Ещё один тайник найден неподалеку от Казантипского залива — около одного килограмма тротила, компоненты для изготовления взрывных устройств и другое, кому-то весьма необходимое оборудование. Обнаруживались также закладки с экстремистской литературой, средствами тайнописи и прочими полезными в конспиративном хозяйстве мелочами. Тщательная проверка спецслужбами РФ территории полуострова приводит к тому, что находятся даже тайные склады немецкой армии эпохи Великой Отечественной войны.

После эвакуации верхушки меджлиса и многих его активистов из Крыма, их примеру последовало и множество членов движения «Хизб ут-Тахрир», у которых для бегства имелись весьма весомые причины — в России движение официально запрещено ещё с 2003 года и считается террористическим. Причиной является идеология данной организации, пропагандирующей скорое появление Всемирного «праведного Халифата». А для приближения момента пришествия Халифата государственное устройство существующих (в том числе, и христианских) стран должно быть подвергнуто трансформации в исламском духе, чему «хизбы» обязаны посильно содействовать. Призывы «Хизб ут-Тахрир» живо перекликается со всеобъемлющими идеями ИГИЛ* — Исламского государства (запрещенная в РФ организация — ред.), которому многие из религиозных фанатиков сочувствуют и посильно помогают: кто материально, а кто и самолично едет воевать в Сирию на стороне ИГИЛ.

Панисламистские идеи исповедует и другая запрещённая в России секта — «Таблиги Джамаат» — о задержании активистов которой также недавно сообщалось. Особо следует отметить, что обе секты автономны, не подчиняются официальному муфтияту и, таким образом, к классическому исламу отношения не имеют. Сегодня, скорее, это оппозиционные политические организации, а в нашем случае — и элементы пропагандистской войны. Ибо о каждом задержании членов запрещённых группировок украинская пресса сообщает как о невинных жертвах и трубит о «массовых репрессиях». Для понимания — на два с половиной миллиона жителей Крыма в прошлом году было задержано 11 последователей «Хизб ут-Тахрир», а на Украине сейчас около 5 тысяч политических заключённых.

«Враг моего врага — мой друг», — гласит один из циничных законов realpolitik. Потому на Украине легко находят пристанище различные антироссийские группировки, например, упомянутый «Хизб ут-Тахрир», штаб-квартира которой сегодня располагается во Львове. В отдельные воинские части объединяются чеченские боевики («батальон им. Шейха Мансура») и вооружённые меджлисовцы («батальон им. Челебиджихана»), которые исправно пополняют возвращающиеся из Сирии джихадисты. Неразборчивость украинской власти доходит до того, что советник главы МВД А. Геращенко во всеуслышание обещал передать ИГИЛ списки российских лётчиков, воюющих против террористов в Сирии (то есть публично пообещал помощь международному терроризму). В том же ура-террористическом духе выдержаны призывы бывшего министра обороны Анатолия Гриценко и некоторых других украинских политиков устраивать теракты и диверсии непосредственно на территории России.

Надо отметить: хотя активисты меджлиса и других структур пытаются выступать от имени всего двухсоттысячного крымскотатарского народа, эти претензии несостоятельны. Эксперты оценивают численность актива меджлиса накануне событий 2014 года в 4000-5000 человек, а участников «Хизб ут-Тахрир» от 1000 до 1500 человек. Сейчас из их числа на территории полуострова остаются всего несколько сотен человек. Однако на раскачку ситуации в Крыму из-за рубежа вкладывается много денег и усилий. Сверхзадача — любыми средствами содействовать возвращению этой территории под контроль Украины, для чего необходимо смять сопротивление абсолютного большинства крымчан, которые на референдуме высказались за воссоединение с Россией.

При таком численном соотношении шансов на реализацию планов меджлиса или «тахриров» просто нет. На Украине это хорошо понимают, но, к сожалению, вместо поиска возможностей для диалога, позиция адептов Майдана и его ситуативных союзников ещё больше радикализируется. Так на съезде украинских блогеров популярный автор и «ветеран АТО» Виктор Трегубов договорился до того, что призвал к этническим чисткам в Крыму: «Там огромное количество людей, которые враждебны к Украине исключительно идеологически. Да, это огромная проблема, я сейчас скажу ужасную штуку, но в Крыму этнические чистки не помешают». Властители дум украинской аудитории восторженно аплодируют, политическое руководство подыскивает исполнителей, а значит — продолжение следует.

*организация запрещена в РФ

Константин Кеворкян, Ukraina.ru