— А в Киеве все нормально, — сказал мне один знакомый политолог, с которым я во время оно училась в одном институте и на одном факультете. Рассмеялся и добавил. — Если что-то постоянно повторяется уже четыре года подряд, то оно становится нормальным. Не обращай внимания, это все пляски на Козьем болоте, буря в стакане воды. Мир глазами героя гоголевских «Записок сумасшедшего»…

— А мне кажется, все идет к очередной революции по-украински, — ответила я. — Выглядит убого — так что за беда, и предыдущая революция тоже убого выглядела. Да и как знать, может, все революции в своем начале выглядят убого, мы же с ними знакомимся потом по книгам и фильмам, а там уже на неприглядную историю набрасывают флер романтизма. А вот признаки того, что этой очередной «нормальностью» в Киеве водит все та же рука, что и предыдущей «нормальностью» есть…

Непосвященному человеку эти признаки могут показаться смешными и второстепенными, но не будем наивными. Помните, правил всего каких-то четыре года назад на Украине некий Виктор Янукович. Был он, конечно, не безгрешным, но, как выяснилось, незлым и не кровожадным. Для того, чтобы свергнуть его, его сначала делегитимизировали в расчеловечили в глазах народа, объявив… пандой! Вроде бы смешно. Но вот теперь его преемника объявляют козлом, и это тоже вроде бы смешно, а на деле очень трудно испытывать пиетет к власти, которая предстает перед тобой в образе не самого умного и не самого симпатичного животного.

Второй момент — борьба с коррупцией. Кодовое слово -«барыги». Мы же знаем тех, кто обожает педалировать эту тему к месту и не к месту. У Януковича был золотой унитаз и золотой батон, «барыге» и «козлу», то есть его преемнику, пока вроде бы ничего не приписали из, так сказать, символов бесстыдной коррумпированности. Но можно не сомневаться, что это — дело времени. Обязательно припишут, потому что… так надо!

А зачем надо? При ответе на этот вопрос примем во внимание несколько событий, которые произошли практически одновременно. Министр обороны России заявил о фактическом завершении сирийской военной операции. Это раз. В Ростове открыли памятник ополченцам Донбасса, причем при его открытии присутствовал тот, кого называют «куратором Донбасса», то есть советник президента Владислав Сурков. Всем, кто интересуется внешней политикой России, и в частности «украинским кейсом» хорошо известно, насколько неоднозначной является фигура Суркова. Но в данном случае важны не его личные или профессиональные качества, а сам факт его присутствия на искомом торжественном мероприятии. Наконец, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявляет, что Украина «напала на Донбасс», поскольку жители региона отказались признать госпереворот, произошедший в Киеве без малого четыре года назад. Украина. Напала. На Донбасс. Соответственно, Донбасс классифицируется как страна, подвергшаяся внешней агрессии. Это что-то новое в риторике наших государственных деятелей — не политиков, не политологов, а именно государственных деятелей, чиновников, занимающихся высочайшие посты во властной иерархии.

Итак, моя версия, выстроенная на основании этих событий: наконец-то, позже, чем я думала и надеялась, но все же сирийский вопрос подошел к своему окончательному решению. Конечно, на территории Сирии еще наверняка будут столкновения и конфликты, но не того масштаба, чтобы они могли радикально повлиять на расклад сил в этой стране. Осознавая это, Россия начала посылать во внешний мир куда более жесткие сигналы относительно Украины и Донбасса. Наши «уважаемые партнеры», в свою очередь, осознали, что пора! Пора ставить во главе Украины совершенную «без-башню», которая сможет сподвигнуть разваливающуюся страну на последний бросок против России. Или, если этого не удастся, эта «без-башня», по крайней мере, ввергнет Украину в хаос и кровь, что отзовется России новыми беженцами и прочими «милыми последствиями»…

Мне кажется, ни один из этих вариантов толком не выгорит. Следует признать, что у «уважаемых партнеров» вообще мало какие проекты в последние годы выгорают. И этому есть причины: ими движет месть за пережитые унижения, а месть — хороший драйвер, но плохой советчик.

Анастасия Скогорева, Politikus.ru