Руководство Украины объясняет рост цен на продукты успехами в экспортной деятельности и неурожаем

На Украине дорожают продукты. Премьер-министр Владимир Гройсман объясняет это увеличением продовольственного экспорта и надеется, что в следующем году цены в стране пойдут на спад.

Продовольственная корзина среднестатистического украинца становится существенно дороже. Отрицать это не могут ни статистика, в том числе официальная, ни высшее руководство страны. Да, и как тут отрицать, если ценники в магазинах чуть ли не каждый день корректируются в большую сторону, а вот зарплаты и пенсии — нет.

На днях Государственная служба статистики Украины сообщила, что в сентябре по стране на треть подорожали яйца. Сало и мясо, молоко и молочные продукты, а с ними рис, масло, хлеб тоже стали стоить больше — что на 1 процент, а что и на все 10. Статистка весьма нерадостна, особенно на фоне уже не предсказаний, а сухих прогнозов о том, что до конца года базовый продуктовый набор подорожает не менее, чем на 15 процентов.

Конечно, жизнь на Украине не дешевела никогда и практически все украинские руководители в прошлом были вынуждены объяснять отчего в нынешнем году колбаса дороже, чем в предыдущем. Что они говорили в оправдание, мы тоже помним: общемировые инфляционные процессы, глобальный кризис, необходимость сокращать дефицит бюджета и, наконец, венец объяснений — классический неурожай. Все традиционные отговорки на этот счет, хорошо известны, и пусть они и не вызывали стремления в них поверить, но, по умолчанию, являлись некоей составляющей большой игры, которую в политологии принято называть «общественным договором» между народом и властью. Невысказанное вслух, но действующее соглашение, регулирующее и обуславливающее управляемость государства как таковую, а также его устойчивость.

На Украине, из-за того, что в 2014 году власть там пришла к рычагам управления государством в результате вооруженного переворота, подобный «общественный договор» не нужен. Он или отсутствует, или действует в рамках далеко не всего социума. Зона его работы ограничена руководящей прослойкой, а также структурами и кластерами общества, которые обеспечивают сегодняшним «элитариям» возможность находиться на вершине государственной пирамиды. А потому размениваться на реверансы и фигуры речи, обращенные в сторону населения, элите, контролирующей Украину, нужно уже не всегда. Или они порой забываются и произносят то, чего, по-хорошему, не стоило бы произносить.

Вслушаемся, чем объясняет глава украинского правительства премьер-министр Владимир Гройсман не останавливающийся рост цен на продукты на Украине. А тем, что «мы стали страной-экспортером, начали наше продовольствие продавать за границу и там реализовывать за валюту». Удивительное по цинизму признание, которое в современной Украине можно, оказывается, совершенно спокойно озвучивать, не опасаясь каких-либо обвинений и упреков.

В чем суть сказанного Гройсманом, если перевести его цитату с языка государственного чиновника, которым, как известно, все «божья роса», на простой человеческий? А в том, что, по признанию премьера, украинская экономика уже сейчас выстроена так, чтобы обеспечивать продовольствием население других стран, при этом в ущерб населению собственному. Забираем у своих и везем за границу продавать. Дома возникает дефицит и цены ползут наверх — не беда. Типичная аграрная колония, огород для цивилизованного мира.

А ведь, что означает рост цен продукты на Украине? Это не только комплекс болезненных эмоций при виде увеличившейся цифры в кассовом чеке. Это и довольно существенная часть общества, которая свои расходы на хлеб и молоко вынуждена будет ограничить, а то и вовсе урезать. Конечно, это еще не голод в его классическом понимании, но определенно движение в его сторону.

Тут нужно отметить, что движение это совершенно не спонтанное. На то, чтобы окончательно уйти в земледелие, Киев благословил недавний посол США Джеффри Паейтт, произнесший свое знаменитое пожелание Украине становиться «аграрной сверхдержавой». Пока не очень понятно, как можно достичь столь амбициозную цель в стране традиционного неурожая, на который, к слову, Гройсман тоже ссылался, но очевидно, что перечить американскому куратору в стратегических вещах сегодня в Киеве никто не рискнет. Велено полоть — будем полоть!

И тут самое время вспомнить о краеугольном камне нынешней украинской государственной идеологии — «голодоморе». Его официальное понимание, преподаваемое в школах, провозглашаемое официальными и лояльными властям медиа, беспрестанно артикулируемое на всех публичных площадках, заключается в том, что «преступный советский режим насильственно изъял продовольствие у населения, обрекая тем самым последнее на голодную смерть». Спорить сейчас о соответствии этой формулировки исторической правде — значит начать углубляться в совершенно другую тему. Но обратим внимание на иной аспект. А разве осуществляемое в наши дни правительством Гройсмана добровольно-принудительное изъятие продуктов у населения для последующей отправки на экспорт, по сути своей, не тот же самый «голодомор», за который сегодняшняя Украина проклинает деятелей 30-х годов прошлого века?!

А то, что доллар заменил винтовку, это такое незначительное отличие, которым, в общем-то, можно и пренебречь.

Рамиль Замдыханов, Ukraina.ru