Национализм в процессе своей эволюции, развиваясь, как политическое течение, неизбежно превращается в нацизм.

Расхожая баечка о том, что национализм – это просто «любовь к своему народу», уже очень многих ввела в заблуждение, и даже многие политики или эксперты до сих пор, не смотря на ужасы, многократно явленные националистами, продолжают пребывать в заблуждении, что национализм может быть «хорошим». Это не так.

Любовь к своему народу, любовь к своей национальной культуре, любовь к своей Родине и служение ей – это патриотизм. Это чувство, живущее в душе каждого нормального человека, каждого нормального гражданина. Но с того момента, как из этого чувства выделяется доминанта – любовь к своей нации, и эта доминанта обретает черты политического движения и становится идеологией, т.е. становится средством борьбы за власть, с этого самого момента, рождается Зло. Причем Зло это – национализм – явление особенно подлое, потому, как эксплуатирует, извращает и травмирует естественную природную систему координат каждого нормального человека, любящего свою Родину и свой народ. Маскируясь под «любовь», национализм только на первых этапах своего развития, носит национальную одежду, поет деревенские песни и кушает деревянными ложками. Став политическим течением национализм, приходя к избирателю, неизбежно приносит к нему понятие «титульной нации». А дальше больше.

Политика – это, в первую очередь, борьба за власть; борьба за право распределять ресурсы. И националист, рассказывающий избирателю о том, что он любит свою нацию, будет предлагать решение сложных социально-экономических вопросов путем изменения способа распределения ресурсов в сторону только одной, любимой им, этнической группы. В пользу себя любимого. На вопросы: а почему именно так? Националист ответит: а потому, что это наша нация, а наша нация самая лучшая – она титульная, она эталонная, она арийская. И так скажет каждый националист, который придет в политику, то есть придет в сферу борьбы за власть. Дальше пойдет процесс экзальтации. Внутри самих националистов тоже ведь идет борьба за власть. И борьба эта может двигаться только путем экзальтации. Более резкие заявления, больше решимости в отстаивании интересов своей этнической группы, демонстрация решительных действий, решительные действия, нацизм.

Меня часто спрашивают: так что же – любить свою нацию это плохо? Конечно же, нет. Любить это вообще хорошо. Ненавидеть плохо. Но вот только я не могу понять, что это означает: любить нацию? Если это означает любить национальную культуру, то я согласен. Я люблю многие произведения Шевченко (хотя некоторые я не понимаю). Я люблю Григория Сковороду, Николая Бердяева, Николая Булгакова, Сергея Булгакова, Гоголя. Я люблю нашу национальную культуру. Так же, я понимаю любовь к человеку. К каждому конкретному человеку, вне зависимости от его расы, цвета кожи, языка, на котором он разговаривает. Я понимаю и принимаю сострадание к человеку. Я понимаю слова Библии: «Отныне нет ни иудея, ни эллина (нет наций), но все едины в Господе нашем Иисусе Христе».

И если быть до конца честным, то я не совсем-то и понимаю, а что же это такое – нация? Это группа людей? По какому признаку они объединены? По крови? По языку? По месту проживания? Но ведь чистой крови на земле нигде не осталось. За века мы перемешены, как овощи в блендере. Территория? Но на одной территории могут жить разные этнические группы. Язык? Так на русском языке, например, говорят и те, кто сегодня называет себя украинским националистом. Но, впрочем. Если кто, в отличие от меня тугодума, и понимает, что такое нация, и любит это свое понимание, то это прекрасно. Только не надо из-за этого ненавидеть других людей, и не надо делать из этого «-изм». Не надо делать из этой вашей любви политическую идеологию.

И если уж бросаетесь в схватку за распределение ресурсов, то имейте совесть не прикрываться любовью к Тарасу Григорьевичу Шевченко. Просто любите свою Родину. Любите людей, которые живут и трудятся рядом с вами. Становитесь культурными и образованными людьми, изучая культуру своего народа. И не прикрывайте своей ненависти разговорами о любви.

И самое главное. Нет там никакой любви. Там есть «москоляку на гиляку».

Василий Волга