…Ровно год назад, 16 октября 2016 года, в результате террористического акта, не вписывающегося ни в какие «законы военного времени», в лифте дома № 121 по улице Челюскинцев в Донецке, где он жил вместе с семьей, был убит Арсений Сергеевич Павлов. Легендарный командир донецкой «Спарты», больше известный Донбассу, России и Украине по позывному Моторола. Герой обороны Славянска, участник боев за Миусинск, один из организаторов побед в Дебальцево и Иловайске, человек, «тяжелая пехота» которого вышибла и частично уничтожила культовых для киевских мифов «непобедимых киборгов» при штурме Донецкого аэропорта.

Простой, в общем-то, русский парень из Коми, ветеран российской 77-й гвардейской отдельной Московско-Черниговской бригады морской пехоты, ставший легендой восставшего Донбасса, полковником Вооруженных сил ДНР, удостоенный звания Героя Донецкой народной республики и сомнительной чести быть персонально включенным в санкционные списки Евросоюза под номером 135.

Похоронен Арсений Сергеевич был в защищенном им Донецке, на кладбище «Донецкое море», с надлежащими воинскими почестями. В народной республике в связи с его гибелью был объявлен трехдневный траур. Проститься с легендарным командиром пришло более пятидесяти тысяч горожан.

Что тут важно.

Любое время рождает своих героев.

Есть герои, входящие в историю своей жертвенностью.

Есть герои, прославившиеся своей несгибаемой стойкостью даже в, казалось бы, абсолютно безнадежных ситуациях.

Поколение, символами которого стали Арсений Павлов и его погибший немногим позже друг Михаил Толстых (позывной Гиви) — это поколение героев другого плана, поколение героев-победителей.

Их даже убить непосредственно на поле боя не смогли.

Пришлось — предательски, не в результате боевых действий, а действий, которые можно объективно классифицировать как террористический акт: даже не военное, а чисто уголовное преступление.

Фактически в спину.

 

А лучшие кадры с ним (и в этом никто меня, профессионального журналиста, в этом не переубедит) — с парадов Победы в Донецке. В которых Моторола участвовал сначала в 2015-2016 годах, а потом и в 2017-м — но уже, и абсолютно заслуженно, фотографией в марше героев «Бессмертного полка».

И еще.

Эти парни, безусловно, герои далеко не только Донецка.

Если говорить с точки зрения строгой науки истории — они национальные русские герои-победители. Неслучайно самая, наверное, знаменитая цитата из многочисленных интервью Моторолы, а он любил и умел общаться с журналистами, вполне профессионально считая это частью своей «военной работы», звучит следующим образом: «Сел на поезд и приехал. Не вникал. Русские здесь, вот и приехал. Говорил уже: как только полетели коктейли Молотова на Майдане в сотрудников милиции, мне стало ясно — все, это война. После того как нацики заявили, что за каждого своего будут убивать десять русских, — ждать, когда угроза станет реальностью, смысла я не видел».

Вот так вот: все просто.

Просто сел в поезд и приехал.

Просто — победил, причем не шайку уголовного сброда, а, по выражению нынешнего украинского президента, едва ли не «сильнейшую армию в Европе».

Просто, увы, погиб.

Есть такая, к сожалению, довольно избитая фраза: «Шагнуть в бессмертие».

Арсений Сергеевич Павлов, командир с позывным Моторола, и многие его соратники сделали это как-то без ложного пафоса и без корысти, просто из чувства долга перед своим народом и по велению сердца, да и просто от щедрости своей обыкновенной русской души. И именно поэтому их, героев-победителей, этот самый народ, который и сам народ-победитель, будет помнить — не по приказам сверху и не благодаря телевизионной картинке.

А в общем-то — просто так.

Потому как в народе так положено.

И это уже никогда и никому не отменить.

Дмитрий Лекух, РИА