Пришедшие на волне Майдана украинские власти традиционно используют все возможные международные площадки для личного пиара, засвидетельствования непреклонности евроатлантического выбора и «поддержки Украины всем цивилизованным миром». Однако осенняя сессия ПАСЕ должна несколько охладить пыл украинских «верхов».

6 октября стало известно, что глава ПАСЕ Педро Аграмунт подал в отставку. Уход испанца с должности записала себе в актив украинская делегация, активно «топившая» «пророссийского» Аграмунта весной этого года. Ярлык «пророссийского» Аграмунт получил в связи с тем, что в марте посетил Сирию совместно с делегацией парламентариев из России.

На самом-то деле отставка Аграмунта куда больше связана с его причастностью к скандалу вокруг «икорной дипломатии», а поездка в Сирию — это уже постольку-поскольку. Потому заслуга украинских делегатов в уходе Аграмунта достаточно условна; за поднятым «хайпом» по поводу поездки испанца в Сирию скрываются амбиции Георгия Логвинского, депутата Верховной рады от «Народного фронта», избранного в январе 2017 года вице-президентом ПАСЕ и рассчитывавшего заполучить пост председателя Ассамблеи.

Однако планам Логвинского сбыться было не суждено. Право занять должность главы ПАСЕ оспаривали представительница Кипра Стелла Кириакидес и литовец Эмануэлис Зингерис. «Майданные» политики умудрились в очередной раз наступить на грабли, дружно рассказывая, что будут голосовать за Зингериса, поскольку Литва занимает самую проукраинскую и антироссийскую позицию в Европе, но в итоге новым председателем ПАСЕ стала киприотка Кириакидес.

Примечательно, что член литовской делегации Кястутис Масюлис заявил, что Стеллу Кириакидес поддерживают те парламентарии, которые хотят вернуть в ПАСЕ россиян.

Отметим, что поражения на выборах тех политиков, за которых ратует официальный Киев, уже стали доброй традицией: избрание Трампа, которому активно ставили палки в колеса украинские власти предержащие, — наиболее яркое тому доказательство (единственным исключением является разве что победа Макрона на президентских выборах во Франции, но он был фаворитом избирательной гонки).

Бурная активность украинской делегации в ПАСЕ, помимо личных амбиций, связана и с тем, что данная организация: а) является еще одной площадкой, где Киев может задекларировать приверженность евроатлантическому выбору; б) считается наиболее «проукраинской» в Европе. Лишение России права голоса, участия в руководящих органах ПАСЕ и миссиях Ассамблеи по наблюдению за выборами дает возможность «майданным» властям заявлять об «изоляции России всем прогрессивным человечеством».

Также ПАСЕ зачастую принимает резолюции, являющиеся бальзамом на душу для «майданных» политиков: в частности, в октябре 2016 года с подачи депутатов от Чехии и ФРГ были приняты резолюции под названиями «Политические последствия российской агрессии в Украине» и «Средства правовой защиты в случаях нарушений прав человека на оккупированных украинских территориях, неподконтрольных украинской власти».

Но политический процесс — вещь отнюдь не статичная, а потому отношение Запада к Украине серьезнейшим образом изменилось со времен Евромайдана. Первый тревожный звонок для Киева прозвучал в январе, когда ПАСЕ приняла резолюцию «Функционирование демократических институтов в Украине», в которой были утверждены пункты с требованиями исправить закон о люстрации, нарушающий права человека, обеспечить полное расследование преступлений, совершенных на Майдане и в Одессе, пересмотреть закон о декоммунизации в соответствии с критикой Венецианской комиссии, соблюдать права оппозиционных сил.

За исключением отставки Аграмунта (откровенно сомнительное достижение), осенняя сессия ПАСЕ так и не предоставила поводов для оптимизма киевским «верхам».

Во-первых, как сообщил один из членов украинской делегации, генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд призвал вернуть российскую делегацию в сессионный зал ПАСЕ (во многом потому, что организация нуждается в денежных взносах со стороны РФ). 11 октября ПАСЕ утвердила резолюцию, создающую предпосылки для снятия политических санкций с РФ со следующего года.

Во-вторых, президент Чехии Милош Земан поднял вопрос Крыма, предложив легитимизировать смену юрисдикции полуострова в международно-правовом поле в обмен на выплату Украине денежной компенсации, а также заявил о необходимости снятия санкций с РФ.

Украинские СМИ возмутил тот факт, что ни один зарубежный делегат не поднял вопрос Крыма в ходе дискуссии с Земаном, а украинский представитель так и не получил права задать вопрос чешскому президенту: председательствующий в Ассамблее Роджер Гейл объявил, что время исчерпано.

В-третьих, в ПАСЕ состоялись дебаты относительно скандального украинского закона «Об образовании», переводящего с 2020 года всю систему образования исключительно на украинский язык. Ехать в Страсбург и защищать законодательные инициативы пришлось даже Петру Порошенко. Примечательно, что в ходе прений Петру Алексеевичу европейские парламентарии задавали отнюдь не сервильные вопросы.

12 октября в стенах ПАСЕ была принята резолюция, где указано, что закон «Об образовании» не обеспечивает право нацменьшинств обучаться на родном языке и существенно сокращает их права, а в ходе подготовки данного нормативно-правового акта не были проведены соответствующие консультации с представителями нацменьшинств.

Также ПАСЕ просит обеспечить выполнение последующих выводов Венецианской комиссии в полной мере. Но едва ли украинская «верхушка» прислушается к рекомендациям «Венецианки»: достаточно вспомнить, что правящие наплевали на требования изменить явно дискриминационный закон о люстрации, в отношении которого в ЕСПЧ подано множество исков люстрированными украинскими чиновниками.

К тому же Порошенко фактически начал свою предвыборную кампанию, ориентируясь на националистически настроенный электорат, а значит, внесение правок в закон будет трактоваться как очевидная слабость.

Кстати, глава МИД Венгрии Петер Сийярто проигнорировал предложение украинского коллеги Климкина о встрече, решив самостоятельно встретиться с представителями венгерской общины в Ужгороде, что вызвало нервную реакцию украинского МИД.

Кроме того, Будапешт заявил, что будет инициировать пересмотр Соглашения об ассоциации Украина — Евросоюз, если закон «Об образовании» не будет переписан.

Так что самое интересное только начинается.

Денис Гаевский, RuBaltic.Ru