На фоне подготовки очередного «решающего наступления» в Донбассе, Киев, помимо передислокации вооружений, решает здесь и кадровые проблемы. За счет замены тех офицеров, которые не готовы выполнять преступные приказы, на безропотных исполнителей, у которых в прицеле видится только гривна как прибавка к жалованию

Признаем, что с 2014 года, когда началась так называемая АТО (антитеррористическая операция) в Донбассе с активными поначалу боевыми действиями, украинские военные получили неплохой опыт и подготовку. Неважно, что их зажимали в «котлах», заставляли терять стратегические позиции и отступать – армия воевала, а значит, приобретала некое подобие профессионализма в действиях в зоне локальных конфликтов. Это касается в первую очередь кадрового командного состава среднего и младшего звена, имеющего военное образование и соответствующую подготовку. Офицеры ВСУ «обкатались» и «закалились», пусть даже в такой «войне» на территории собственной страны в боях с ополченцами – бывшими шахтерами.

Их отправили воевать с «сепаратистами», они свою задачу и выполняли. Правда, в отличие от безумных националистических батальонов, старались все же применять силу в разумных пределах, понимая, что в зоне прямого попадания находились мирные жители. И нередко оспаривали получаемые приказы на применение силы. Таких офицеров в рядах ВСУ было не подавляющее большинство, но они были, да и сейчас еще остаются на передовой, если так можно назвать линию разграничения в Донбассе. И это те люди, которые еще умеют высказывать собственное мнение и откровенно «дерзить» вышестоящему командованию, в случае получения приказов, которые они считают преступными.

Только, по официальным данным, треть армейских украинских офицеров, участвовавших в так называемой зоне АТО, уже уволилась из рядов ВСУ. Остальных «неугодных» либо убирают с боевых позиций подальше в тыл, либо банально уничтожают.

Процитируем слова первого руководителя контрразведки ЛНР Владимира Громова о том, что происходит сейчас в украинской армии.

«Известно, что командование выводит из состава АТО именно тех украинских офицеров, которые имеют не только боевой опыт, но и свое мнение, основанное на понимании целесообразности выполнения тех или иных приказов в зоне АТО. Именно участники кампании 2014 и 2015 годов являются тем самым взрывоопасным контингентом для Киева, и именно потому, что эти командиры открыто отказываются выполнять бессмысленные приказы своих воевод и понимают, к каким трагическим последствиям такие приказы приводят. Их места занимают те, кто, не задавая лишних вопросов, способны слепо выполнять волю преступного руководства».

«Выводят» офицеров из зоны АТО и совсем простым способом – их банально уничтожают. Сейчас украинские СМИ активно тиражируют новость о том, что со стороны ЛНР и ДНР действует некая секретная снайперская группа, задача которой заключается в уничтожении именно кадровых военных. Но вот, по данным источников с самой территории Донбасса (их фамилии разглашать пока рано из соображений безопасности), отстрелом украинских офицеров, которые не вписываются в формат нынешней киевской администрации, занимаются наемники, принимающие участие в боевых действиях в Донбассе со стороны Украины.

«Там, в Донбассе, все видно и прозрачно – территория относительно свободна для перемещения мирных граждан, а уж информационное пространство доступно как с одной, так и с другой стороны, – говорит военный обозреватель и политолог Владислав Шурыгин. – Что-то можно увидеть, что-то проанализировать, и выводы здесь явно не в пользу украинской стороны. И практически каждый выстрел, в том числе и снайперский, имеет свою принадлежность. Сейчас, когда ополченцам в Донецке и Луганске гораздо выгоднее придерживаться минских соглашений и свести на нет боевые действия, нет смысла активизировать боевую деятельность, в том числе с применением снайперского вооружения.

Давайте посмотрим на эту ситуацию более детально, с военной точки зрения. Вот есть снайпер, который занял выгодную позицию и выбирает себе цель. Со стороны окопов ополченцев просматривается передовая позиция ВСУ, где целью может стать пулеметчик, гранатометчик, «коллега-снайпер». Где находится в это время командир подразделения? Взводный еще может быть виден, ротный вряд ли, а уж комбат или офицер более старшего звена уж вовсе не различим за дальностью расстояния, которое недоступно даже для самой мощной снайперской винтовки. Можно, конечно, списать на меткий выстрел и гибель майора ВСУ Петренко, которого прикомандировали к 8-му батальону «Украинской добровольческой армии» (запрещенная в РФ экстремистская организация – прим. ТК «Звезда»), где он прослужил одну неделю. Но тело майора, который пришелся националистом по духу, так и не нашли, но заявили, что это дело рук «сепаратистов». При этом в самом оперативном командовании ДНР, которое отслеживает перемещение военных, выразили удивление по поводу столь скорого исчезновения майора. Вот вам и вся кадровая политика украинского военного ведомства – лишние просто исчезают».

Кадровый голод в ВСУ, по мнению министра обороны Украины Степана Полторака, можно решить за счет призыва на военную службу офицеров запаса. О чем он, собственно, и заявил накануне. В эту категорию военнослужащих входят уже уволенные из армии военные, возраст которых хоть и позволяет еще послужить, но уже считается критическим, да и чего стоит капитан, которому уже около пятидесяти лет? В атаку он побежит, прижав пивной животик портупеей? Те, кому около тридцати, – сами добровольно ушли от военной службы и уже вряд ли захотят к ней вернуться, вкусив всех «прелестей» участия в так называемой АТО. Остаются офицеры запаса, которые закончили гражданские вузы, получив воинское звание после военной кафедры и прохождения сборов. Раньше таких в армии называли «пиджаками» и в качестве кадровых военных не рассматривали. Да и они сами в большинстве рассматривали службу как некую повинность и мечтали о «дембеле». Похоже, что именно этот «кадровый резерв» в Украине рассматривают как основную замену офицерскому составу, который имеет свое мнение. Поставят, скажем, командиром роты выпускника Львовского политеха, который уверенно чеканит про «славу героям», да еще поскакать может (к традиционной строевой подготовке это отношения не имеет), так он любой приказ выполнит, даже если нужно будет стрелять по городским кварталам.

«Если посмотреть сводки из Донбасса, то там что ни день – обстрелы со стороны позиций ВСУ, – говорит военный эксперт Борис Джерелиевский. – Бессмысленный огонь артиллерии, с нулевым эффектом, если не считать разрушенные частные дома, школы, детские сады и больницы. Невольно задаешься вопросом: в чем смысл? Тут есть своя казуистика. Украинским военным в зоне АТО выплачивают некие надбавки, в том числе и за так называемое участие в боевых действиях. А это, оказывается, еще нужно и доказать. Поэтому периодически, желательно в ночное время, чтобы не зафиксировали наблюдатели ОБСЕ, украинские командиры вывозят на позиции артиллерийские орудия, танки и реактивные системы залпового огня. Торопливо стреляют в сторону народных республик, порой промахиваются и попадают по своим, после чего спешно сворачиваются и передислоцируются. Ополченцы в ответ, естественно, открывают огонь по источнику обстрела. И вот уже наблюдатели ОБСЕ фиксируют перестрелку, о чем становится известно обеим сторонам, и сам этот факт свидетельствует о факте ведения боевых действий. А украинский офицер тем часом уже бегом бежит в финчасть, чтобы получить надбавку за «боевые». Раньше подобным грешили в националистических батальонах, профессиональные военные таким «приработком» брезговали, но сейчас, похоже, в украинской армии многое поменялось, и там действуют новые порядки».

Виктор Сокирко, ТК «Звезда»