В своей новой книге «Что случилось?» Хиллари Клинтон рассказывает, как она следила за «каждым поворотом истории» и «прочитала все, что оказалось в моих руках», относительно роли России в президентских выборах 2016 года. «Я иногда задаюсь вопросом о том, что произошло бы, если бы президент Обама осенью 2016 года обратился к нации с предупреждением о том, что наша демократия подвергается опасности», — пишет она.

Со дня выборов споры по поводу предполагаемого вмешательства России и сговора Трампа с Кремлём поглотили Вашингтон и национальные СМИ. Однако почти год спустя все еще нет каких-либо конкретных доказательств. Есть утверждения сотрудников разведки США о том, что российское правительство взломало электронные ящики и использовало социальные медиа, чтобы помочь Трампу победить, но этим всё и ограничивается. То же самое касается вопроса о сговоре. В мае официальные лица признали, что «они не видели никаких доказательств нарушения или сговора между кампанией и Россией». Даже известные критики Трампа, в том числе бывший глава Национальной разведки Джеймс Клаппер, бывший директор ЦРУ Майкл Моррелл, Максин Мур Уотерс и сенатор Дайэнн Файнстайн согласны с этим.

Но акцент на России выгоден далеко за пределами лагеря Клинтон. Это согласуется с элементами государственной власти, которые выступают против призыва Трампа улучшить отношения с Москвой и готовы развернуть знакомый учебник по борьбе с «холодной войной», чтобы блокировать любые события на этом фронте. Корпоративные СМИ неумолимо тянутся к скандалу. Публике представлен реальный шпионский триллер, который для многих носит дополнительную привлекательность.

В Russiagate неподтверждённые претензии излагаются с почти полным отсутствием скептицизма. Соответствующие материалы тщательно подобраны и излишне акцентированы, в то время как развитие событий в противоположном направлении — сведены к минимуму или проигнорированы. Заголовки на первых полосах касаются скандальных и инкриминирующих событий. И в результате Russiagate перерос в шторм инсинуаций, который охватывает проблемы, выходящие далеко за рамки первоначального масштаба.

Автор статьи отмечает, что все обвинения о вмешательстве России во внутренние дела не только США, но и других стран накаляет и без того напряжённую обстановку. Напряженность неминуемо усугубляется в политическом климате, в котором шаги навстречу России рассматриваются как слабость и в котором оспаривание ее посредством санкций и милитаризма является одной из немногих областей двухпартийного соглашения.

The Nation, США

Перевод – News Front