После июльской встречи в Мюнхене Дональда Трампа с Владимиром Путиным в экспертных и журналистских кругах тут же появилась версия о том, что президенты заключили секретный договор относительно будущего Украины. Некоторые последние события «подогревают» интерес к этой теории и дают аргументы ее сторонникам. Так, встреча специального представителя Госдепа США по Украине Курта Волкера и помощника президента России Владислава Суркова в Белграде 7 октября дала новый импульс версии о наличии некой сделки.

Белградская встреча

То, что Сурков и Волкер встретились в Белграде в обстановке строгой секретности, прибавило адептам теории сделки уверенности, что некий тайный договор действительно существует. Переговоры не хотели афишировать — это факт. И если бы Курт Волкер не проговорился о них российскому пранкеру Лексусу, который звонил от имени секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова, общественность так ничего бы и не узнала о встрече представителя Госдепа с Сурковым.

Но наличие дипломатических переговоров еще не говорит о том, что действительно существуют некие «секретные протоколы» относительно будущего Украины и Донбасса. Не стоит забывать, что в 2016 году Владислав Сурков встречался с Викторией Нуланд, которая тогда курировала Украину от Госдепа США, и на эти встречи тоже возлагали надежды, что представители супердержав договорятся, война закончится, мирный процесс сдвинется с мертвой точки. Но эти ожидания не оправдались.

В том, что переговоры Суркова и Волкера прошли в режиме секретности, нет ничего удивительного. Большая политика, как и большие деньги, любит тишину.

Есть публичная политика, которая рассчитана на то, чтобы о ней знали массы населения, и она всегда имеет информационное сопровождение. А есть реальная политика. Она-то и делается в тиши кабинетов. И то, что говорят за закрытыми дверями, чаще всего не рассчитано на широкую общественность.

Это, однако, не означает, что на каждой закрытой встрече заключаются или обсуждаются тайные соглашения, которые призваны изменить мир. Чаще всего на таких переговорах обсуждаются текущие и часто технические вопросы.

Да и результат достигается далеко не всегда.

Да и в том, что встреча прошла в Белграде, ничего удивительного нет. Отношения между Россией и США сейчас очень напряженные, а Сербия — одна из немногих стран Европы, у которых хорошие отношения и с Москвой и Вашингтоном. Государство не является членом НАТО, его можно назвать нейтральной территорией. Поэтому рассматривать белградскую встречу как некое доказательство существования тайной сделки не стоит. Да, переговоры были, да, они были непубличные, а всё остальное уже из области домыслов и фантазии.

Единственное, что известно об итогах встречи в Белграде, — это то, что рассказал о ней Владислав Сурков. Сказал он следующее: «…обсуждался предложенный Россией проект резолюции ООН по Донбассу. Найдено взаимопонимание по ряду позиций. Большинство выявленных разногласий признаны преодолимыми. Договорились с Куртом, что наши консультации по украинскому урегулированию будут продолжены в необходимом для достижения результата объеме. В том, что в конечном итоге результат будет, не сомневаемся».

Сторонники «теории сделки», однако, сразу увидели в словах помощника президента, особенно в последнем оптимистическом высказывании, намек на некие договоренности, которые уже есть.

Однако если прочитать комментарий Владислава Суркова внимательно, то становится понятно, что стороны договорились договариваться.

Теории

Но о чём же, предположительно, договорились Путин и Трамп через своих представителей? Тут версии сторонников «теории сделки» отличаются одна от другой. Одни полагают, что президенты решили заставить Киев и Донецк выполнять «Минск-2». То есть в результате Донбасс получит особый статус, а Украина — контроль над всем участком украино-российской границы, но Порошенко и его команда останутся у власти.

Другие же полагают, что Трамп с Путиным договорились о полной «перезагрузке» власти на Украине, в результате «у руля» в Киеве должны оказаться люди, которые устроят обе стороны.

Третьи думают, что речь идет о «большой сделке», в рамках которой Украина лишь один из предметов торга. Причем в результате этого соглашения Трамп поменял Украину на решение проблемы Северной Кореи.

По мнению сторонников этой версии, сделка может выглядеть так: Россия получает Украину и Сирию, а в обмен помогает США решить проблемы с Ираном и КНДР. Кроме этого, РФ гарантирует, что не будет распространять свое влияние на другие страны Ближнего Востока, кроме Сирии, и не будет лезть в дела Латинской Америки.

Несмотря на всю конспирологичность этих версий, логика в них есть.

Вообще версии из мира конспирологии часто очень рациональны и убедительны, только вот факты в них трактуются очень однобоко, чтобы «вписать» в теорию.

В качестве доказательства существования секретных договоренностей их сторонники приводят три аргумента: первый — это то, что Путин согласился на ввод голубых касок ООН в Донбасс. Этим, по мнению конспирологов, российский президент начал выполнять свою часть договоренностей.

Но тут из внимания упускается тот факт, что виденье роли ооновцев в Донбассе у Запада и России разнится, причем кардинально.

И сложно представить даже в самых смелых фантазиях, как они смогут найти компромисс.

Второй аргумент звучит так: раз Саакашвили позволили вернуться на Украину и на территории страны его не арестовали, не мешают вести политическую деятельность, значит, его прислали американцы и Трамп выполняет свою часть сделки, ослабляя власть Порошенко. То, что Саакашвили попал на Украину с благословения определенных западных сил, понятно.

Но это вовсе не означает, что «пришествие» Михо есть часть некой договоренности. Кроме того, бывший президент Грузии — это как раз тот человек, который своими действиями может сорвать любую сделку.

Согласно третьему аргументу, киевская власть «протолкнула», несмотря на все «преграды», закон о продлении особого статуса Донбасса до 7 октября, потому что из Вашингтона приказали: документ должен быть принят до белградской встречи. Это, по мнению сторонников «теории сделки», тоже свидетельствует о наличии тайного соглашения.

Но совпадение дат может быть случайным. Кроме того, и РФ, и Запад не заинтересованы в возобновлении боевых действий образца 2014 года. А значит, «Минск-2» должен «жить». Для этого нужно, чтобы хоть формально, но был продлен особый статус Донбасса, потому что Минские соглашения базируются на нём. Поэтому возможно, что США требовали продлить закон о статусе как можно быстрее.

Разбор версий

Люди, увлеченные интересными политическими версиями, часто не обращают внимания на детали. К примеру, как заставить Верховную раду внести изменения в Конституцию Украины относительно особенностей местного самоуправления на Донбассе, как это предусмотрено «Минском-2»? Ведь даже закон о продлении особого статуса Порошенко «продавил» с огромным трудом: в парламенте было две драки, а полиция арестовывала радикалов под стенами парламента.

Или как украинские «ястребы» воспримут, что у Донецка и Луганска будет собственная «народная милиция», признанная законами Украины?

Думается, тут простой дракой в парламенте всё не ограничится. А ведь наличие «народной милиции» — это тоже часть Минских соглашений.

Поэтому вариант с реализацией «Минска-2» при сохранении власти Порошенко кажется фантастическим.

Его просто свергнут радикалы, которые отдадут «булаву» тому, кто будет против «Минска-2».

Кроме того, если Россия согласится с тем, что в Киеве «у руля» останется «майданная» власть, это будет означать отказ РФ от Украины в геополитическом плане и фактически признание превалирующих интересов США на этой территории. Что в будущем может создать большие проблемы для России.

При «майданном» руководстве Киев при первом удобном случае лишит районы Донбасса их статуса, что приведет к новой войне.

Более реалистичной выглядит версия о «перезагрузке» власти на Украине. В таком контексте Москва и Вашингтон могли бы договориться, поделив сферы влияния в регионах и властных структурах. Однако «ястребами» в Вашингтоне это однозначно будет воспринято как сдача американских позиций в регионе. Американские демократы начнут кричать о предательстве идеалов Свободного мира, а Трамп получит внутриполитический кризис. Сомнительно, что хозяин Белого дома решится на подобный договор.

В этом же контексте и стоит рассматривать «большую сделку»: Трамп не рискнет менять Украину на Корею или Иран, так как этот шаг станет «оружием» против него внутри Америки.

У Трампа сейчас нет достаточной власти, чтобы заключать соглашения по Украине и вообще по любой стране мира, которые бы привели к ослаблению позиций Вашингтона. Для этого ему сначала нужно наладить отношения с политической элитой у себя дома. А значит, Трампу объективно сегодня нечего предложить Путину.

Маленькая сделка по Крыму Россию вряд ли устроит. Да и на признание полуострова де-юре российским Запад не пойдет. Возможно, со временем, когда Трамп укрепит свои позиции в Вашингтоне, большие сделки станут возможными, но не сейчас.

Но о чём-то же Дональд Трамп разговаривал с Владимиром Путиным в Мюнхене? О чём говорили Сурков с Волкером?

Представляется наиболее реалистичным, что США и Россия на данном этапе обсуждают сохранения статуса-кво: «заморозку» конфликта по примеру Карабаха, чтобы не допустить новой войны в Донбассе, которая не нужна ни Москве, ни Вашингтону.

В надежде, что через какое-то время украино-донбасский вопрос удастся решить.

Сергей Миркин, Rubaltic.Ru