В Барселоне заранее никто точно не знал, что именно скажет глава автономии. В том числе, видимо, и он сам. Отсюда и двухчасовая задержка. В футболе о таких случаях говорят, что это игра на три результата. У Пучдемона в итоге их три и получилось.

И уже никто никуда не идет. Это если решить, что у них получилось, как в анекдоте. А если серьезно, то как у Игоря Губермана. «Увы, сколь коротки мгновения огня, игры и пирования; на вдох любого упоения есть выдох разочарования». На площади у каталонского парламента накануне вечером этот выдох был тридцатитысячным. В этом городе случалось и больше. На стадионе, когда «Барселона» уступала «Реалу». Но там всегда оставалась надежда на реванш. А тут…

«Барса» уступила Мадриду и сейчас, еще до речи Карлеса Пучдемона, объявив, что останется в испанской «Ла Лиге». Словно знала, что ничего исторического так и не произойдет. Хотя интрига, как в хорошем футболе, держала в напряжении до последнего свистка, в который, собственно, и вышла вся эта каталонская тяга к самостоятельности. Но заранее никто точно не знал, что именно скажет глава автономии. В том числе, видимо, и он сам. Отсюда и двухчасовая задержка. В том же футболе о таких случаях говорят, что это игра на три результата. У Пучдемона в итоге их три и получилось.

Он подписал декларацию о независимости. Это как бы победа. Он отложил независимость на неопределенный срок для переговоров с Мадридом. Это как бы ничья. И он понимает, что разговора не будет. И это уже без всяких «как бы» – поражение. «Каталония заслужила право на суверенитет и должна стать государством. Но это не произойдет ни сегодня и ни завтра». Он так говорил и до референдума. Что же в таком случае изменилось? Появились итоги никем не признанного голосования. Но козырь в рукаве лишь тогда имеет смысл, когда о нем никто не знает. Тут же все очевидно. Карта Каталонии если и не бита, то по-прежнему покрывается Испанией.

Но ведь были протесты, были кастрюли на балконах, остаются два миллиона за независимость. Пусть это всего 40 процентов. С этим же тоже надо что-то делать. Забыть, говорят в Мадриде. Им из Барселоны твердят, что оставляют двери открытыми для диалога, а те отвечают: закройте – дует. И грозят отменой самоуправления вовсе. А Пучдемона уже без всякого стеснения склоняют и раскладывают на все лады. Пожалуй, самый популярный из них: Каталонию «пучило», но выпустила «демона» и улеглось.

Здесь многие и до него об этом мечтали, но он хотя бы попытался. Однако не то чтобы не просчитал варианты, он не считался с ними в принципе. Думал, что все пройдет «на ура». Но потянулся бизнес прочь, съехали банки. И всего за неделю Каталония растеряла то, к чему стремилась. Суверенное благополучие. Еще и ЕС наотрез отказал в отдельном членстве. А без него даже отчаянные сепаратисты не мыслят свое будущее.

Вообще, новейшей истории самоопределений известны три способа решения вопроса. Когда метрополия дает согласие на референдум, как Британия Шотландии. Когда не дает, но его выбивают бомбами и без референдума, как НАТО выбило из Белграда Косово. И когда – просто Крым. Иными словами, ни один из вариантов Каталонии не подходил, а свой она так и не придумала. Поэтому все, что ей остается – это остаться. Себе на уме. В конце концов, они же сами говорят, что триста лет добиваются независимости. Судя по самому высокому в Испании уровню жизни, у них это неплохо получается.

Хотя сегодня не об этом. Сегодня у них – необъявленный развод. Они ведь так и думают, что их развели. Только честно в этом не признались.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik