7 октября Петр Порошенко своим указом №310/2017 ввел в действие решение СНБОУ от 13 сентября 2017 «О концепции обеспечения контрразведывательного режима в Украине», дал три месяца Кабмину и шести спецслужбам для разработки плана по её реализации.

Речь идет о практической стороне неких специальных мер, о которых договорились на СНБОУ или которые были предложены иноземными  кукловодами.

Контроль выполнения указа возложили на инициатора т. н. АТО, нынешнего секретаря СНБОУ Александра Турчинова, который как раз и разрабатывал совместно со своими коллегами из Вашингтона концепцию сверхсекретного контрразведывательного режима.

Обычно многословный Турчинов признал, что приоритетными в Национальной разведывательной программе на 2016-2020 годы являются усиление контрразведывательной защиты, борьба с терроризмом и диверсионной деятельностью, реализация государственной политики в сфере кибербезопасности, выполнение мероприятий по развитию и модернизации специальной связи и защиты информации.

* * *

То есть главное внимание – разведке и контрразведке. Причем в формах, понятных и близких киевскому руководству. Говорить об особых успехах разведки Украины в силу разных обстоятельств не приходится, потому сегодня идет ее лихорадочная модернизация, хотя создание разведки силами разведки другой страны будет иметь известный результат.

Вспомним, что  в сентябре Порошенко назначил на пост руководителя Службы внешней разведки Украины 37-летнего Егора Божка.

Божок – не кадровый разведчик, а дипломат, выпускник питомника киевских мажоров — Института международных отношений университета им. Т. Шевченко, а также магистр Брюссельского вольного университета.

После окончания ИМО он практически сразу попал в структуры МИД, отвечающие за контроль над вооружениями, а после в миссию Украины при НАТО, где был секретарем по политическим вопросам. Затем он работал в департаменте НАТО центрального аппарата МИД, возглавлял отдел юстиции, свободы и безопасности департамента ЕС и, наконец, вернулся в миссию Украины при НАТО в качестве замглавы, а в 2015 году был назначен «исполняющим обязанности главы миссии».

Возраст и «трудовой опыт» Божка в области офисно-аппаратных мероприятий свидетельствуют, что, скорее всего, серьезной работой СВР заниматься не будет.

Свое кадровое решение Порошенко аргументировал желанием улучшить службу разведки с учётом её связи с НАТО: «Работа Егора Божко в миссии Украины при НАТО дала возможность скоординировать усилия наших международных партнеров в поддержку Украины и значительно усилить обороноспособность нашего государства».

Что конкретно имел в виду Порошенко, сказать сложно, ибо ничего сверхъестественного в отношениях Киева и альянса за период «руководства» Егора Божка не произошло.

Степень же адекватности юного неофита-разведчика подчеркивает его статья в блоге, в которой он пишет: «В Украине часто звучит мнение, что, мол,  настоящая помощь – это предоставленные нам «Джавелины». Но я искренне убежден: лучше научить нас ловить рыбу и дать удочку, чем постоянно давать нам рыбу. Поэтому мы с НАТО не говорим о получении «Джавелинов», а совместно делаем все возможное для того, чтобы производить «Джавелины» в Украине. Украинская оборонная промышленность способна на гениальные вещи».

Назначение Божка – скорее, назначение своего контролируемого пупса, которого, не исключено, посоветовали назначить прямо из посольства США. А 9 октября Порошенко освободил от должности заместителя главы СВР Павла Пашковского, которого назначал на эту должность в 2014 году Александр Турчинов. Продолжение, видимо, следует…

Злые языки мелют, что одним из приоритетных направлений разведки становится создание резидентуры в России и странах ЕАЭС через украинские диаспоры, землячества и  организованных гастарбайтеров различных  категорий. Скажем, в Белоруссии и Казахстане сегодня активно работают сотни киевских менеджеров и преподавателей. Ну а о провалах украинской агентуры в Крыму и на Кубани тоже хорошо известно.

Разумеется, будут активизировать деятельность ССО, военной  разведки. Их направления также понятны – Донбасс, Крым, Приднестровье, российское приграничье.

* * *

Что касается кибербезопасности, то здесь не лишним будет вспомнить, что 29 сентября  2017 года Киев посетил специальный помощник президента США по вопросам кибербезопасности Джош Стайнман. Он встречался с Турчиновым и обсуждал «гибридную войну, которую ведет Россия четвертый год против Украины и одним из элементов которой есть киберагрессия».

По сути, на встрече оговаривались методы «создания защитного ІТ-контура для создания заслона информационных ресурсов и объектов критичной инфраструктуры», запрета социальных сетей и программных продуктов, а также сотрудничество в информационных войнах.

Понятие контрразведывательной деятельности, да еще в контексте особого режима тоже ничего нового собой не представляет.

У Киева хватает поводов утверждать о прорехах и необходимости ужесточения режима. Достаточно вспомнить только взрывы военных складов, которые бездоказательно списали на диверсионную деятельность противника. А еще есть резонансные убийства высокопоставленных чинов спецслужб: Тимура Махаури, того же экс-депутата Госдумы РФ Вороненкова, которые тоже «повесили» на ГРУ и ФСБ. Армейские блогеры открыто пишут о том, как «офицеры ВСУ сливают сепарам инфу» о передвижении войск и  готовящихся операциях. Все это должно повлечь реакцию.

Вот ее, видимо, и назвали «контрразведывательным режимом». С одной стороны, будут ужесточены меры по профилактике «утечки» стратегически важной информации как сопредельным сторонам, так и СМИ. Это целая система. С другой стороны, начнутся новые «разоблачения» «путинской агентуры» и репрессии, которые в приближающуюся предвыборную пору могут быть весьма полезны Порошенко. Кстати, неожиданное прозрение СБУ относительно «группы Вагнера» или готовящееся «дело политологов» — это как раз пример начала кампании разоблачений.

Будет продолжаться и, возможно, даже совершенствоваться борьба с сетевым сопротивлением, которое на сегодняшний день остается наиболее массовой формой информационного противостояния бандеровскому режиму, не считая индивидуального спутникового телевидения, с которым пока Турчинов не способен вести борьбу.

Для киевского режима важно вернуть общество в атмосферу 2014 года, когда значительная часть населения просто пребывала в ступоре от происходящего.

Кроме того, контрразведывательный режим – неплохое средство решения вопросов политических противников, число которых у Порошенко растет. Причем, как оказалось, некоторые из них даже заседают в СНБОУ…

* * *

Для всего этого нужны ресурсы. Американцы подсуетились. В конце сентября посольство США в Киеве дало знать, что Соединенные Штаты предоставят Украине «свыше 5 млн. долл. в рамках новой помощи в области кибербезопасности, направленной на укрепление способности Украины предотвращать, уменьшать влияние и реагировать на кибератаки».

В чьих интересах Киев предотвращает, уменьшает, реагирует, известно.

Александр Севидов, «Одна Родина»