Авторская съемка военкора команды News Front Филиппа Преображенского.

Военкор агентства побывал в многострадальном прифронтовом поселке под Докучаевском. Пообщался с местной жительницей о том «мире», на который упирает Порошенко в своих обещаниях, и который сказывается кровью и разрухой для русского Донбасса.

«Окна менять, но я их не стала менять, потому что видите, что творится. У меня в предыдущий год все 6 окон побило, пристройку с сайдинга, гараж, ворота, забор — всё вот это в один год побило. И уже три года окна у меня забиты… Куда менять, если люди с нижних этажей поменяли и уже нет, побили. Одна живу, дети живут в Докучаевске, муж умер давно, 17 лет как умер. Одна. Дети зовут, а как, ну тут же люди живут, а как бросить? Мы, когда разбили мой сарай, попало в потолок, перекрытый арматурой толстой, и снаряд попал в арматуру, потому что она так выгнулась, отдало в крышу и шифер перелетел весь дом. На доме вот так гвозди торчали с шифера. А все, что валялось на чердаке, валялось на огороде у соседей. А мы были все в подвале, у нас на улице один мужчина только, остальные вдовы у нас тут все. И он вышел, а мы боялись выходить, 12 часов ночи, а у нас газ перебитый и загорелся вот этот сарай, что рядом. Ветровая доска загорелась. Если б не он, мы бы сидели в подвале и не видели, так бы и тут загорелось всё. Перебило тогда газ в трех местах. Пламя было страшное, а чтоб газ закрыть надо в подвал идти, а стреляли по-черному тогда вообще, кошмар был. Тогда и «Грады» (РСЗО — прим. ред.) были в первый год, вообще ужас был. », — говорит жительница пригорода Докучаевска Валентина Николаевна.