Зачем в Киеве заговорили о запрете на поездки в Россию для граждан страны

Основной целью пребывания майдана у власти, с точки зрения его вашингтонских кураторов, является максимально быстрый разрыв всех связей и отношений с Россией. Если вырвать Украину из пространства общего языка и культуры, общей истории и экономики, то работать станет гораздо проще: внутри страны ключевые политические, финансовые и медиа-посты уже захвачены. В начале этой недели задачу дерусификации в Киеве выполняют особо ударными темпами.

Сначала в понедельник, 9 октября, в национальной службе безопасности рассказали странную историю о «заробитчанине», то есть гастарбайтере, который нелегально работал в России и которого ФСБ, поймав, склоняло к шпионажу в пользу России. Но вернувшийся на Украину заробитчанин якобы пришел в СБУ и все честно рассказал, поэтому 15 лет тюрьмы ему не грозит.

История сочинена донельзя примитивно. Чем ФСБ могло пугать гражданина, отправляя его в его собственную страну? Тем, что не пустит обратно? В версию о подкупе еще могли бы поверить, но как раз про деньги не было сказано ни слова. Также непонятно, зачем ФСБ заказывать у дилетанта исследования о численности украинских войск у границы и о персональных данных украинских правоохранителей. Что, первое для кого-то секрет, а второе кому-то нужно?

Самое интересное в этом пресс-релизе — его резолютивная часть. СБУ, описав один случай, отмечает, что случаев таких много, и призывает граждан Украины воздержаться от поездок в Россию. Намек на 15 лет тюрьмы тоже, по-видимому, неслучаен.

В тот же день в Верховной раде был зарегистрирован законопроект о временном ограничении права граждан Украины на поездки в Россию. В пояснительной записке список «ограниченных» конкретизировался: госслужащие и члены правительства.

То есть если СБУ призывает не ездить в Россию всех украинцев, то депутаты намерены поставить заслон госслужащим — чтобы не смотрели куда не надо и не встречались с кем не следует. Иными словами, инициатива СБУ — поставить еще один барьер между Россией и всеми украинцами, инициатива депутатов — поставить аналогичный барьер между Россией и украинской властью.

Майданные власти уже отключили российские телеканалы, запретили напечатанные в России книги, обязали русских артистов согласовывать свои украинские гастроли с национальной службой безопасности. Запрет на родной для большинства населения русский язык в кафе, отмена авиарейсов, блокировка соцсетей и закон о тотальной украинизации образования тоже всем известны.

Майдан делает всё это не в силу безумия, хотя он, несомненно, безумен. Это делается не только для придумывания врага и отвлечения внимания, хотя и этот фактор присутствует. Это делается не из животной русофобии, хотя и она наличествует. Цель, поставленная перед майданной властью, состоит в том, чтобы Украина как можно быстрее оказалась как можно дальше от России. Мы наблюдаем последовательное выполнение этой миссии.

Конечно, русские телеканалы продолжают смотреть в интернете, да и с запретом «ВКонтакте» что-то пошло не так. Конечно, память отшибло не у всех, да и в Россию по-прежнему ездят многие сотни тысяч граждан. И всё же такая система работает. Гражданин с утра до вечера слышит, что Россия плохая, а контакт с Россией (через язык, культуру, книги, медиа, социальные сети) становится всё более затруднительным.

У ускорения процесса дерусификации есть одна конкретная причина. Если на Донбасс вернется мир, а Донбасс с особым статусом вернется в состав Украины, то для дерусификации осталось не так уж много времени.

Законопроект о запрете на поездки в Россию, скорее всего, даже не будут рассматривать. Модальность у этого «документа» иная. В киевских кабинетах имитируют борьбу тех, кто за «конструктивные» отношения с Россией, против «отмороженных». «Конструктивные» предложат статус-кво, пугая тем, что «отмороженные» сделают еще хуже. Похожий процесс наблюдался в первые годы президентства Януковича: волна фантасмагорической «украинизации» по Ющенко остановилась, но назад ничего не отмотали.

Выбор между «конструктивными» и «отмороженными» — это выбор из двух зол. Единственной разумной позицией является требование безоговорочной отмены всех абсурдных и незаконных решений — в области школ, загранпаспортов, социальных сетей, телеканалов, книг, транспорта и всего остального. Полумеры неуместны, к тому же вряд ли русскоязычное большинство Украины забыло, как майдан «держит» свое слово. Другой вопрос — хватит ли у большинства воли и найдутся ли у него лидеры.

С каждым месяцем пребывания майдана у власти, с каждым новым запретом, с каждой новой театрально-русофобской выходкой в сознании граждан крепнет связь «майдан — русофобия — пропасть». Где американское кураторство, сказки о Европе, выпады против России — там обнищание, наглое воровство, гражданская война, сталкивание страны в экономическую и социальную пропасть. Чем больше первого — тем больше второго. Этот политический капитал будущей нормальной власти растет сам собой, без всяких усилий. Но его еще нужно будет суметь использовать.

Сергей Гуркин, ИА REGNUM