Почти закончилась детективно-вандальная история с голосованием за законопроекты, связанные с продлением действия закона об особом статусе Донбасса и реинтеграцией Донбасса.

Первым сроком голосования за законопроект по реинтеграции Донбасса было названо 4 октября, но даже 3 октября, накануне даты подачи документа в парламент, никто не видел его окончательного варианта. Даже депутатам и общественным деятелям неформальной «минской платформы», собранным в этот день на специальное совещание, был предложен к обсуждению не окончательный вариант законопроекта, а, по сути, его концепция.

Впрочем, за пару дней до этого депутат-порошенковец Мустафа Найем возмущался на своей страничке в «Фейсбуке» тем, что первоначальный текст документа был составлен не на украинском языке, а почему-то на английском. Что наводит на мысли о том, что истинных авторов сего законопроекта следует искать на берегах не Днепра, а каких-нибудь Потомака или Гудзона.

Помимо официального варианта законопроекта, зарегистрированного администрацией президента, был зарегистрирован и альтернативный вариант, автором которого называют заместителя спикера ВР Оксану Сыроед. Да и порошенковский вариант подавался дважды. Но ни один из вариантов не устраивал партию войны, и голосование превратилось в корриду.

* * *

Основной претензией неонацистов в парламенте и за его стенами, а также других сторонников решения «проблемы Донбасса» военным путём  было содержащееся в законопроекте упоминание о минских соглашениях. По их мнению, соглашение, заключённое в Минске ради сохранения жизней солдат ВСУ и карательных батальонов, терпящих катастрофические поражения, является национальным предательством и не признаётся ими в качестве обязательного к исполнению. Даже после того как «Минск-2» был утверждён резолюцией Совета Безопасности ООН, которую Украина, как член Организации Объединённых Наций, обязалась исполнять. По мнению членов партии войны, даже упоминание в законе о минских соглашениях является легализацией ДНР и ЛНР.

Второе, не нравящееся им положение, касается продления на год действия закона об особом статусе Донбасса, срок которого истекает 18 октября 2017 года.

Этот закон Киевом был принят в качестве «отмазки» для международного сообщества, поскольку минским соглашением недвусмысленно предусматривается бессрочный особый статус Донбасса. Но под давлением вооружённых неонацистских банд украинская власть сумела продавить закон, где был указан ограниченный срок действия этого статуса. И само наличие закона тоже воспринимается украинскими ястребами как национальное предательство.

В законопроекте Порошенко по реинтеграции Донбасса есть ряд «закладок», на которые националисты «не обратили» внимания.

Самая главная – возможность объявления военного положения. Причём не только на контролируемой Киевом территории Донецкой и Луганской областей, но и практически где угодно. В чём хитрость? В том, что, согласно украинскому законодательству, с объявлением военного положения запрещается проведение каких бы то ни было выборов. То есть у Порошенко появляется шанс править вечно. А такое желание у него имеется, поскольку в украинский политикум уже заброшена идея о продлении его полномочий путём переноса выборов с 2019-го на 2020 год.

Ещё одна  «закладка» касается полного переподчинения Порошенко руководства военной операцией в Донбассе, а также передача Нацгвардии из подчинения министра внутренних дел непосредственно главе государства. Все бразды правления карателями в регионе, согласно законопроекту, передаются некоему Объединённому оперативному штабу, руководителя которого назначает лично Порошенко. Любые полномочия гражданской администрации и общественного самоуправления при этом аннулируются, местные органы власти распускаются до окончания действия военного положения. А решение о применении  военной силы принимается лично Порошенко с последующим (а не предварительным) утверждением парламентом. То есть делается ещё один шаг к установлению единоличной власти Порошенко, опирающейся на военную силу, хотя бы над частью Украины.

* * *

Впрочем, документ содержит и положения, которые прольются елеем на души нацистов и их парламентских союзников.

Во-первых, впервые в украинской законодательной практике Россия названа агрессором, оккупировавшим часть Донбасса. Появление этого положения в законе для них – достижение. Но ещё и имеющее серьёзные правовые последствия. Например, на основании такого определения жители Донбасса не смогут подавать иски в украинские и международные суды на карателей, ограбивших их и уничтоживших их дома и другое имущество, поскольку-де они стали жертвой не украинских карателей, а «российской оккупации».

Во-вторых, беженцы из Донбасса, именуемые в украинском законодательстве «внутренне перемещёнными лицами», поражаются в гражданских правах: им запрещается голосовать по месту их нового жительства. А это просто заветная мечта украинских нацистов, которые не считают жителей региона полноценными гражданами и всегда выступали за то, чтобы превратить население востока Украины в людей второго сорта.

Как заявил глава парламентской фракции «Оппозиционного блока» Юрий Бойко, «проталкивание такого закона о реинтеграции Донбасса, а точнее сказать об отделении этой части страны, — это преступление против государства, это прямое нарушение минских соглашений, которые всем миром признаны единственным вариантом дипломатического урегулирования конфликта на востоке Украины».

В-третьих, в законопроекте вводится в оборот понятие «российская оккупационная власть» для того, чтобы так называть руководство ДНР и ЛНР. И это полностью развязывает руки противникам мирного урегулирования конфликта, поскольку, ссылаясь на международное право, они смогут заблокировать любые переговоры с участием представителей непризнанных республик.

В-четвёртых, вопреки пункту 8 резолюции СБ ООН вводится полный запрет на любые хозяйственные связи с ДЛНР. Сторонники блокады республик могут праздновать!

* * *

Из-за неготовности документа его рассмотрение в парламенте Украины было перенесено с 4 на 5 октября. Но попытка его рассмотрения Верховной радой была сорвана массовой дракой, из-за которой спикеру Андрею Парубию пришлось закрыть пленарное заседание. А Петру Порошенко пришлось ехать в Раду, чтобы уговорить свою фракцию проголосовать за документ.

Столь экстренные меры продиктованы не пустым желанием президента. Сразу же после срыва голосования 5 октября его «вызвали на ковёр» западные послы, высказавшие своей украинской марионетке недовольство в связи с нарушением указаний о голосовании.

В пятницу 6 октября в клубах подожжённой в зале заседания дымовой шашки «народные избранники» таки приняли порошенковский законопроект. Успели проголосовать за «доказательство приверженности Украины к мирному урегулированию на основе минских договорённостей» к встрече американского смотрящего за Украиной Курта Волкера с Владиславом Сурковым, состоявшейся уже 7 октября!

Законопроект Порошенко по реинтеграции Донбасса принят всего лишь в первом чтении, а пока он дойдёт до второго чтения, всё «ненужное» нацистам из него может исчезнуть, всё «нужное» — появиться. Дело-то сделано, Волкер с Сурковым встретился и свои аргументы предъявил!

Александр Москаль, «Одна Родина»