В субботу президент Украины Петр Порошенко подписал принятый Радой днем ранее закон «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», продлевающий особый статус Донбасса. Ранее Рада приняла в первом чтении другой одиозный закон — «о реинтеграции Донбасса». Второе чтение состоится в этом же октябре. Оба голосования сопровождались драками депутатов, киданием в зал дымовых шашек и митингами националистов под стенами парламента. Положения этих законов в Донецке и Луганске сразу же назвали абсурдными и противоречащими минским соглашениям.

Давайте посмотрим, что же на самом деле вытекает из законов Киева. Первое и очевидное: закон продлевает действие т.н. «особого статуса» для «отдельных районов Донецкой и Луганских областей», срок которого истекал 18 октября. Это то, что от Киева требовали все остальные участники процесса урегулирования: как Москва и республики, так и Запад.

Впрочем, тут есть один пикантный момент. Закон об особом статусе ни дня не работал. В нем была заложена маленькая хитрость: особый статус должен был начать действовать только после проведения выборов, которые, по мнению Киева, должны были состояться только после вывода иностранных вооруженных формирований и получения контроля над границей. То есть, учитывая темпы, с которыми Киев выполняет минские соглашения, – никогда.

То, что закон не работал, конечно же смущало всех участников минского процесса, особенно европейцев. Предлагались различные варианты выхода из тупика, например, пресловутая формула Штайнмайера, согласно которой до выборов действовал бы особый статус на временной основе, а после – на постоянной. Но Киев и это предложение фактически отверг. В итоге закон хоть и не работал, но хотя бы существовал формально, что, видимо, кому-то давало надежду, что рано или поздно он все же заработает.

И тут срок его действия истекал и надо было что-то с этим делать, чего от Порошенко жестко требовали западные партнеры. Как и с «Минском», который был рассчитан на выполнение до конца 2015 года и с тех пор продлевается «по умолчанию». Чистая формальность.

А вот дальше уже в новом «законе о реинтеграции» — самое интересное. Разумеется, ни о какой реинтеграции там речи не идет. Смысл закона в том, что Россия называется «агрессором» и «оккупантом», власти народных республик — «оккупационными». Также документ позволяет вводить войска, применять вооруженные формирования в любой период и на неопределенный срок, дает президенту полномочия объявлять военное положение для сохранения суверенитета страны.

Какие выводы напрашиваются?

Первый и самый главный: Порошенко получает легальную возможность не выполнять минские соглашения (в том виде, в каком они был подписаны, а не в том, в каком их видят в Киеве), ссылаясь на закон.

Объявляя власти республик «марионеточными» и «оккупационными», Киев фактически сжигает мосты в вопросе о необходимости согласовывать все решения с Донецком и Луганском (это решение с республиками, разумеется, согласовано не было, равно как и все предыдущие). Киев и раньше постоянно давал понять, что не считает Донецк и Луганск стороной переговоров. Теперь это закреплено законодательно. Любая попытка властей Украины вступить в переговоры с мятежными регионами будет расцениваться как нарушение закона. После этого, в принципе, можно смело отзывать своих представителей из Минска. Ведь нельзя же вести переговоры с «марионетками»!

Кстати, выходит, что и с теми, чьими «марионетками» они названы, то есть с Москвой. О чем можно вести переговоры с «агрессором» и «оккупантом»?

Получается, что Украина законодательно запретила самой себе участвовать в минском процессе. Впрочем, она в нем и так не участвовала: ведь минские соглашения Радой так и не были ратифицированы. Так что говорить, что Украина вышла из «Минска», неправильно. Она туда и не заходила.

Кстати, согласно поправке, внесенной в закон, из текста вообще убираются упоминания минских соглашений, они заменены ссылкой на резолюцию Совета безопасности ООН. Трам-пам-пам.

Впрочем, и тут все логично. Как сказал депутат Мустафа Найем: «Минские договоренности не могут считаться источником права, в том числе международного, поскольку они не подписывались субъектами международного права, их подписывали в том числе террористы…»

Таким образом Украина, выполнив требование Запада о продлении «особого статуса», фактически торпедирует «Минск», который теперь — конечно, не прямым текстом — назван сотрудничеством с оккупантами и которым Украина все эти годы ужасно тяготилась, ища способ отказаться от него, не выходя за рамки, поставленные Западом.

В дураках, правда, остается Европа, а именно Германия и Франция, которые выступили гарантами минских соглашений. Но в США, несомненно, будут довольны и скажут, что Киев же продлил «особый статус», А Россия якобы не делает никаких шагов.

Еще одно преимущество лично для Порошенко заключается в том, что он теперь фактически берет в свои руки военную операцию в Донбассе, которая хоть и не называется войной с Россией (что было бы абсурдно, учитывая, что Украина, якобы воюя с Россией, продолжает с ней дипломатические отношения, товарооборот, гонит по своей территории «оккупантский» газ и т.д.), но и непонятной «антитеррористической операцией» больше не является. Порошенко, кроме того, получает возможность вводить войска и военное положение по всему юго-востоку Украины. И да, тот факт, что «Народный фронт» поддержал президентский законопроект, явно демонстрирует, что у Порошенко с «партией войны» есть взаимопонимание по ключевым вопросам. И никто его, вопреки прогнозам отдельных экспертов, свергать не собирается.

Третье: новый закон позволяет Киеву буквально требовать у Запада оружие. Страна ведь, получается, оккупирована, как тут без оружия-то? В конце прошлой недели глава Генштаба Виктор Муженко заявил, что Киев передал Вашингтону список американского оружия, которое он хотел бы получить. Это несмотря на то, что Европа категорически против, да и в самой Америке нет пока единства по этому вопросу.

А еще закон позволяет Киеву настойчивее требовать ввода международной миротворческой миссии.

С миссией этой, правда, та же беда, что и с «Минском»: стороны, имея диаметрально противоположный взгляд на ее состав и задачи, никак не могут договориться о формате. Российский проект неприемлем для Киева. Там хотят, чтобы миротворцев ввели на всю территорию Донбасса, в первую очередь — на границу. Украинские политики не скрывают, что надеются повторить в Донбассе югославский сценарий, когда миротворцы фактически становятся пособниками «восстановления территориальной целостности» путем военной операции против повстанцев, о чем недавно говорил экс-лидер «правосеков» Дмитрий Ярош.

Разумеется, этот вариант категорически отвергают Донецк, Луганск и Москва, позиция которой однозначна и непоколебима: любые решения могут быть приняты только по согласованию с республиками. То есть по новому украинскому закону — с «марионеточными властями».

И тут из Киева звучат странные инициативы. Например, постоянный представитель Украины в ООН Владимир Ельченко предлагает вооружить миссию ни много ни мало боевой авиацией (наверное, чтобы разбомбить Донбасс, как Югославию после грамотно организованной провокации). А вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко говорит, что миротворцев бессмысленно вводить, пока не прекращен конфликт. Спрашивается: зачем тогда вводить миротворцев, если конфликт будет прекращен и начнется выполнение политической части «Минска», альтернативы которому, как мы знаем, нет? Нет для всех, кроме Украины. Для нее и «Минска» теперь формально нет…

Как говорится, миссия невыполнима. И в прямом, и в переносном смысле. Разговоры о ней будут вестись еще долго, но это будет «болтология», как и то, что третий год продолжается в белорусской столице.

Так что всех, кто бьет тревогу в связи с тем, что Киев фактически разрывает минские соглашения, спешу успокоить. Ничего страшного не произошло. Вообще ничего, что могло бы как-то повлиять на ход процесса, не произошло. Просто украинские политики оформили де-юре то, что до этого и так было де-факто.

Закону «о реинтеграции» еще предстоит второе чтение, но можно не сомневаться, что он будет принят. Разве что какие-то формулировки смягчат под давлением Запада, но суть останется. Суть в том, что Киев никогда не собирался и не будет выполнять минские соглашения. Вся эта катавасия имеет целью закрепить это законодательно. И максимально запутать ситуацию, напринимать кучу документов, которые бы противоречили друг другу. Ну, и как можно больше произнести священную мантру — «российская оккупация».

Видимо в Киеве все еще верят, что от постоянного произнесения слова «халва» во рту станет слаще. А что еще остается стране с разрушенной экономикой, в которой Запад в XXI веке возрождает худшие образцы колониализма прошлого?

На самом деле своим законотворчеством (правильнее было бы сказать – бумагомарательством) майданные власти просто сломали тормоз у поезда, стремительно несущегося в пропасть. Чтобы уже никто не смог бы остановить его даже теоретически…

Дмитрий Родионов, RUPOSTERS