Оппозиция – это одна или более политические партии, оппонирующие правительству, партии или группе, осуществляющей политический контроль над государством, — пишет Жан Блондель. Так ли это в Украине?

Ирония судьбы: в украинском Google четвертая ссылка на запрос по слову «оппозиция» – это сайт «Оппозиционного блока». Еще один показательный пример, когда название прямо противоречит содержанию.

Симулякр от начала до конца

Как мы знаем, «оппозиция его величества» не так давно в очередной раз оскандалилась: власти не хватало голосов, чтобы провести через Верховную Раду судебную реформу – и на помощь, как уже не раз случалось раньше, пришел «Оппозиционный блок».

Фракция «Оппозиционного блока», фактически, сдала «партии власти» в аренду 20 депутатских голосов, обеспечив успех голосования в 234 «за» судебную реформу. По сути, именно «оппоблокеры» помогли принять судебную реформу, за которую не захотели голосовать даже несколько десятков провластных депутатов. Этот очередной сговор с властью – лишь производная, в то время как корень вопроса заключается в том, что «Оппозиционный блок» – это, в сущности, не оппозиция.

Если разобраться, то «Оппозиционный блок» – это один сплошной симулякр. Ведь по законодательству Украины любые блоки партий запрещены, поэтому, когда политсиле присваивают название «Оппозиционный блок» – это манипуляция, так как блок – это две и больше партий. Также показательно, что на момент выборов, о чем четко свидетельствует сайт ЦВК, только 4 (!!!) кандидата из предвыборного списка в 195 человек были членами партии «Оппозиционный блок», все остальные были беспартийными. Наконец, в то время как все украинские телеканалы и бигборды пытались создать впечатление, будто лидером ОП является Юрий Бойко, официальным главой партии была малоизвестная Светлана Харчук. Предвыборный же список возглавлял именно Бойко, который официально даже не состоял в партии.

На подтанцовке у власти

Но проект выполнил главную задачу – помог пройти в Верховную Раду отряду бывших «регионалов», которые воспользовались тем, что «Оппозиционный блок» фактически был единственным проектом, работающим на поле «Антимайдана». А фигура Юрия Бойко, традиционно занимавшего пост вице-премьера в правительствах Николая Азарова, служила в качестве приманки для избирателя, ранее голосовавшего за Партию регионов.

В Верховной Раде депутаты от «Оппозиционного блока» с трибуны критиковали президента и правительство, а совладельцы вроде Рината Ахметова в это же время договаривались с властью о бартере «депутатские голоса – в обмен на содействие в решении бизнес-вопросов».

Политики, СМИ и эксперты привыкли клеймить «экс-регионалов» за серию сговоров с властью, но это только видимая часть «айсберга». Навскидку можно вспомнить:

— как в феврале 2015 года помогли власти назначить Генпрокурором Виктора Шокина, дав 32 голоса «за» и ни одного «против»;

— как в феврале 2016 года депутаты «Оппоблока» в последний момент спасли политическую жизнь Арсению Яценюку, когда для увольнения непопулярного премьера не хватило 32 голоса, а «оппозиционные регионалы» дали только 8, хотя могли дать еще 35;

— как в июле 2017 года дали 25 голосов за президентский законопроект «О Конституционном суде». А всего президентский законопроект набрал 234 голоса, т.е. без депутатов «Оппоблока» Верховная Рада провалила бы голосование.

Что касается голосования за судебную реформу, то известный своей прямотой Вадим Рабинович охарактеризовал такую помощь власти как «прямое предательство интересов избирателей, голосовавших за «Оппоблок» и делегировавших его депутатов в Раду как оппозиционную силу»: «Депутаты-«оппоблоковцы», испугавшись висящих над ними уголовных дел, просто-напросто подставили власти плечо, продали свои голоса, согласовав свои действия на Банковой. Это подлый, циничный поступок, это абсолютное предательство своих избирателей! – заявил Рабинович. – Сегодня поставлен окончательный крест на такой оппозиционной политической силе, как «Оппоблок», он теперь войдет в историю парламентаризма Украины только в качестве предателя интересов избирателей».

В то же время, Рабинович не говорит о том, что игра «Оппоблока» на стороне власти – это только половина проблемы. Суть же состоит именно в том, что «Оппозиционный блок» все три года нынешнего созыва Верховной Рады не выполняет функции настоящей оппозиции.

«Оппозиция – это одна или более политические партии, или другие организованные группы, которые оппонируют правительству (или, на American English, – администрации), партии или группе, осуществляющей политический контроль над городом, регионом, государством или страной», – такое определение дает термину «оппозиция» Жан Блондель в своей работе «Политическая оппозиция в современном мире».

Как показывает анализ, «Оппозиционный блок» не отвечает ни одному из критериев оппозиции:

— не защищает интересы своих избирателей, которые голосовали за Бойко & Co, поверив, будто они противостоят нынешней власти;

— не оппонирует власти системно, помогая своими голосами в разных политических ситуациях;

— не предлагает никакой альтернативы политическим инициативам и решениям власти.

«Те, що відбувається сьогодні з країною, – це вибір влади, а не народу», – в своей предвыборной программе «Оппозиционный блок» с первого же абзаца постарался отмежеваться от власти.

На парламентских выборах-2014 «Оппоблок» обещал своим избирателям:

— «разработать и реализовать Национальный план примирения», чтобы расследовать гибель людей во время событий на Майдане, в Одессе и на востоке страны». Но о подобном плане «Оппоблока» до сих пор никто не слышал;

— «предусмотреть в Уголовном кодексе Украины ответственность за разжигание межрегиональной вражды». Но депутаты от «Оппозиционного блока» так и не подали ни единого подобного законопроекта, предлагающего в уголовном порядке наказывать разжигание вражды между регионами;

— «провести судебную реформу. Необходимо перейти к выборности судейского корпуса, расширить судейское самоуправление». Не далее как 2 октября мы увидели эту «выборность судейского корпуса», когда 20 депутатов «Оппозиционного блока» поддержали судебную реформу, фактически передав суды под контроль правящей власти.

Этот список невыполненных обещаний можно продолжать и продолжать.

Мавр может уходить

Судя по тому, как владельцы АО «Оппозиционный блок» не стесняются разрушать свой «оппозиционный» имидж и торговать своей политической репутацией, стейкхолдеры проекта Ахметов, Бойко и другие не видят перспектив политсилы «Оппозиционный блок». А раз не видят перспектив, то и не стремятся держать марку и не имеют планов на будущее.

К примеру, Вадим Рабинович назвал голосование «Оппоблока» за судебную реформу самоубийством, заявив, что такой оппозиционной политической силы, как «Оппозиционный блок», просто не существует.

Но давайте посмотрим на ситуацию и с другой стороны: «Оппозиционный блок» просто выполнил свое предназначение – помог бывшим «регионалам» и их «попутчикам» пройти в Верховную Раду под видом альтернативы к нынешней власти. Говоря словами Шекспира, «мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Сегодня фракция «Оппозиционного блока» в Верховной Раде сохраняется, потому что владельцам проекта так легче договариваться с «партией власти», выставляя на торги часть фракции, а не разрозненных депутатов.

А что касается перспектив партии «Оппозиционный блок», то именно избиратели дадут ответ, нужна ли им такая фейковая оппозиция. Если собственники все-таки осмелятся идти на выборы под этим брендом.

Юлия Комарова, «Корреспондент», Украина