На Ближнем Востоке может появиться новый невероятный альянс

Государственный визит в Москву короля Саудовской Аравии Салмана Бен Абдель Азиза можно считать историческим. Не потому, что это было первое посещение короля саудовцев России с момента основания королевства Абдель Азизом Ас-Саудом, но и из-за важности согласования двумя столицами мнений по ряду актуальных на сегодняшний день международных проблем, возможности расставить многие точки над i в политических, экономических и стратегических вопросах, связанных как с сирийским вопросом, так и рынком нефти, а также двухстороннему сотрудничеству практически во всех сферах.

При этом отметим, что Саудовская Аравия, равно как Турция — это две суннитские страны, которые традиционно считаются союзниками американцев. Теперь они по разным причинам стали посматривать в сторону Москвы, признавая, что она вернулась на Ближний Восток в качестве серьезного фактора. «Мы не можем игнорировать того, что Россия стала ключевым игроком на Ближнем Востоке, в частности благодаря доктрине Обамы, из-за которой роль США в регионе пошла на убыль, — заявил Файсал Дж. Аббас, главный редактор саудовской газеты Arab News. — Россия, с ее финансовой и военной мощью, вступила в это уравнение».

События, связанные с выстраиванием Анкарой и Эр-Риядом отношений с Москвой развиваются практически по одинаковому сценарию, правда, с определенным хронологическим лагом и с разными сюжетами. До недавнего времени между Саудовской Аравией и Турцией шло ускоренное развитие контактов и углубление сотрудничества. Два государства демонстрировали намерение выработать совместные взгляды на основные военно-политические проблемы в регионе, связанные также с присутствием здесь США, ЕС и России. Связи Анкары с арабскими странами свидетельствовали о том, что Турция не находила поддержки Ирана ни по сирийской, ни по курдской проблемам. При этом для отношений Анкары и Эр-Рияда российский фактор не имел значения. Сейчас все может быть иначе.

Складываются благоприятные условия для формирования альянса Турция — Саудовская Аравия — Россия. Его будущее зависит от усилий, которые стороны готовы приложить для этого. И не только. Еще недавно, писало британское издание The Spectator, Эр-Рияд и Анкара стремились установить в Дамаске суннитский режим, создать буфер между Тегераном и ливанской «Хезболлой», чтобы разорвать так называемую шиитскую ось. Теперь Турция и Иран активно участвуют в создании четырех зон деэскалации в Сирии. Что касается Саудовской Аравии, то она намерена в середине октября провести очередной форум сирийской оппозиции в попытке объединить фракции и заново сформулировать политические требования. Такой подход дает шанс уравновесить противоречивые интересы Эр-Рияда и Тегераном, кстати, не только лишь на одном сирийском плацдарме.

Ныне, когда на Ближнем Востоке возникают новые и меняется состав старых политических и военных альянсов, Саудовская Аравия при посреднических усилиях Москвы может сформировать тактические союзы со всеми ключевыми ближневосточными игроками. Что особенно важно — с Турцией и Ираном, которые уже находятся в альянсе на катарском направлении. По мнению, историка, заместителя директора Франко-российского аналитического центра Обсерво Игоря Деланоэ, Москве «стоит попытаться сделать ставку на сближение между Эр-Риядом и Тегераном, то, что не могут сделать американцы». Это большой вызов, но России уже удалось добиться от Ирана согласия на участие наряду с Саудовской Аравией в соглашении ОПЕК+, чего не было достигнуто ранее.

Что дальше? Плодятся сообщения о том, что президент США Дональд Трамп может 15 октября аннулировать ядерную сделку с Тегераном. Как пишет американское издание The Washington Post, «люди, знакомые с образом мысли Трампа, говорят, что он не подтвердит выполнение Ираном его обязательств и объявит, что обязательств по данной сделке больше не соответствует национальным интересам США». Понятно, в чем цель такого демарша — создать в регионе еще один кризис. Посмотрим. На ближайшее время намечен визит короля Саудовской Аравии Салмана в Вашингтон. А на Ближнем Востоке начинается новая партия и пока никто не знает, насколько далеко и глубоко проникнет намеченная интеграции в тактических альянсах.

Станислав Тарасов, ИА Regnum