Пенс рвется ввысь. И его можно понять. Америке уже тесно на Земле. А станет еще и страшно. Трамп, говорят, твердо настроен отменить ядерную сделку с Ираном. Вроде как намекал. И вид при этом имел полководческий. Вот и Пенса понесло.

Неизвестно, он сам выбрал момент для публикации или The Wall Street Journal его так искусно подставила. Но в дни юбилея исторического триумфа российской космонавтики, когда даже ЦРУ призналось, что прозевало тот рывок в октябре 1957, назвать США главными по космосу можно было только в жанре фельетона. А он-то писал с претензией на «передовицу». И в ней был бы смысл, желай он испортить нам праздник по случаю первого искусственного спутника Земли. Но это же слишком мелко для вице-президента сверхдержавы. Даже если он всего лишь Пенс.

Впрочем, он и не мелочился. «Америка вернется на Луну и пойдет дальше», – назвал Майкл Пенс свой астрономический опус. Кстати, дальше она уже сходила. На склоне спящего вулкана Мауна-Лоа на Гавайях NASA не так давно завершило многомесячный эксперимент по имитации высадки на Марс. На этот раз они честно признали, что это была имитация. Хотя, в принципе, им и тут никто не мешал водрузить американский флаг и произнести что-нибудь эпохальное. Но Пенс – не про это. Он, как и все у них, про Россию. По его словам, это она угрожает ведущей роли США в космосе.

И ведь признает, что это Россия доставляет американцев на МКС. Но так, словно не понимает, что ведущая роль – у того, кто ведет, а не у того, кто на этом выезжает. А Штаты и свои безлюдные аппараты без нашей помощи отправить не могут. Альтернативу двигателям РД-180 даже безумный Маккейн найти не в состоянии. Их каждый раз бережно обходят новыми пакетами усиленных санкций.

Однако Пенс неудержим. И его можно понять. США уже тесно на Земле. А станет еще и страшно. Трамп, говорят, теперь точно отменит ядерную сделку с Ираном. Накануне назвал совещание своих военачальников «затишьем перед бурей». Не уточнил, правда, «бурей в пустыне» или в стакане воды. Но вид имел полководческий. А у Пенса он все больше жалкий. Вот его и понесло. «Мы обратим внимание на наших небесных соседей», – послал он сигнал неземным цивилизациям так, будто уже послал войска.

«Мы вернемся на Луну и построим фундамент для полета на Марс и другие планеты». А это, не считая Луну, которую, кстати, и у них далеко не все считают – и вовсе плагиат. Причем посредственный. «На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы» звучит гораздо романтичней. Так что и в этом он от русских отстал. Но все равно «Соединенные Штаты должны доминировать на небесах так же, как на Земле», – поставил Пенс эффектную точку. Ну, как они доминируют на земле – видно хотя бы по Сирии. Что касается иных сфер, то на небесах вроде как доминируют совсем иные силы.  Иными словами, «побойтесь Бога, Пенс».

А лучше откройте подшивку United Press за октябрь 1957. Отойдя от шока после космического дебюта русских, издание написало: «90 процентов разговоров об искусственных спутниках приходилось на долю США. 100 процентов дела пришлось на Россию…». Хотя на счет естественного спутника Пенс, пожалуй, прав. Он, по крайней мере, точно с Луны свалился. А чтобы, как он говорит, вернуться на нее, на землю надо бы опуститься.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik