Готовность к риску в сирийской авантюре обеспечила российскому президенту роль «нового раиса на Ближнем Востоке». Россия заполняет политический вакуум, который создается в регионе с уходом США, и переходит на «ты» с американскими союзниками. «Москва не верит в невозможные альянсы, но верит в невероятные», — комментирует западная пресса.

«Владимир Путин — новый раис на Ближнем Востоке» — так озаглавлен материал в итальянской La Repubblica.

«Он вернул Россию на Ближний Восток под громкие звуки фанфар», — пишет корреспондент Альберто Стабиле. Сирийская миссия может обернуться успехом для Путина. «Многие признают за российским президентом качества опытного азартного игрока, — отмечает журналист. — Если бы не его вкус к риску, в октябре 2015 года Путин не решил бы с головой ввязаться в Сирию, воспользовавшись местом, пустующим из-за колебаний Обамы и противоречий Европы, разрывающейся между защитой прав, которая заставляет всегда и в любом случае одобрять революции, и страхами, питаемыми по отношению к исламскому экстремизму».

Для Путина Иран — это союзник, без которого он не может обойтись. «В то же время речь идет об очень проблемном союзнике в политическом плане, — поясняет автор. — Совпадение интересов, которое установилось между Москвой и Тегераном, вынуждает Путина из кожи вон лезть, чтобы контролировать ярость Нетаньяху (…)».

«Не легче выглядят отношения с Саудовской Аравией, которая видит в Тегеране главную угрозу своему господству в регионе, — говорится в статье. — Поэтому король Салман направился в Москву (это первый визит саудовского монарха в Россию), чтобы услышать лично от Путина, как он намеревается использовать преимущества, полученные на сирийской войне (…)». Кажется, что они много говорили о бизнесе, но по поводу конфликта каждый остался при своем мнении, пишет Стабиле. Это то, что делают в таких случаях, чтобы избежать разрыва, заключает автор.

«Владимир Путин обхаживает американских союзников» — сообщает в заголовке испанская El Mundo.

«Москва не верит в невозможные альянсы, но верит в невероятные», — пишет корреспондент Хавьер Колас. Король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд – «первый монарх Саудовской Аравии, посетивший Россию», говорится в статье.

По мнению автора, российский президент и король Саудовской Аравии – «два лидера, которые соперничают почти во всем. (…) Но времена меняются, факт тот, что США постепенно отходят от роли основного актора на Ближнем Востоке, а Эр-Рияд хочет обеспечить себе спокойное будущее на энергетическом рынке (…)».

Речь на встрече шла о нефти, вооружениях и урегулированиях конфликтов вроде сирийского. «Во всех трех сферах установлено, что Россия вернулась на Ближний Восток (…). Но также она переходит на «ты» с американскими союзниками вроде Ирака, который хочет закупить российские танки, или той же Саудовской Аравии, с которой она год назад договорилась о заморозке нефтедобычи в надежде стабилизировать цены. А в особенности она совершает военное вмешательство в Сирии», — пишет автор.

Журналист напоминает: в Сирии Кремль и Иран с самого начала войны поддерживали режим Асада, а Эр-Рияд — сирийскую оппозицию. Но Москва заполняет вакуум, который создается на Ближнем Востоке с уходом Соединенных Штатов. Почему же Саудовская Аравия, которая традиционно сотрудничает с США, стала обхаживать Россию? Автор объясняет это «растущим влиянием Москвы в арабском мире».

«Саудовский король ищет более теплых отношений с Россией, историческим врагом» — сообщает американская The New York Times.

«Российский президент Владимир Путин тепло поприветствовал короля Саудовской Аравии Салмана под сверкающими люстрами Кремля в четверг, сигнализируя о примирении двух давних соперников, которые противостояли друг другу в некоторых из самых острых мировых конфликтов, — пишут Иван Нечепуренко и Бен Хаббард. — Визит короля Салмана, первым из саудовских монархов посетившего Москву, должен закрепить разрастающиеся связи между двумя крупнейшими в мире нефтепроизводителями, которые скоординировали свои усилия, чтобы стабилизировать цену на сырую нефть, поднять свои экономики и закончить войну в Сирии».

«По словам аналитиков, этот визит привлекает внимание к усилиям короля Салмана (…) покончить с исторически сложившейся зависимостью его страны от Соединенных Штатов и разнообразить ее международные партнерства», — передают журналисты.

«Визит также говорит о признании растущего российского влияния на Ближнем Востоке и молчаливого согласия королевства на продолжение правления президента Башара аль-Асада в Сирии, которому Саудовская Аравия противостояла (…»», — сообщает издание.

«Мы не можем игнорировать, что Россия стала ключевым игроком на Ближнем Востоке, в частности, благодаря доктрине Обамы, из-за которой роль США в регионе пошла на убыль, — сказал Файсал Дж. Аббас, главный редактор саудовской газеты Arab News, прибывший в Москву с визитом. — Россия, с ее финансовой и военной мощью, вступила в это уравнение».

«Символизм прибытия саудовского короля в Москву всего через несколько месяцев после того, как президент Трамп слетал в Эр-Рияд, чтобы осыпать похвалами саудовских хозяев, говорит очень многое о меняющихся отношениях на Ближнем Востоке», — утверждают журналисты.

По мнению Игоря Деланоэ, историка, специализирующегося на геополитике России, заместителя директора Франко-российского аналитического центра Обсерво, России стоит попытаться сделать ставку на сближение между Саудовской Аравией и Ираном.

Интервью с экспертом записал журналист Le Figaro Алексис Феерчак.

Россия и Саудовская Аравия «всегда противостояли друг другу, но ситуация на военном и политическом поле в корне изменилась. Сейчас исполняется два года с начала российского вмешательства в Сирии. Для саудитов Москва теперь является уже не проблемой, а составной частью решения», считает аналитик.

«Москва хорошо понимает, что успех любого политического соглашения в Сирии не может быть достигнут без гарантий стран Персидского залива, начиная с Саудовской Аравии. Она хочет также добиться от саудитов прекращения их поддержки исламистских террористических групп и членов сирийской оппозиции. Сегодня существует возможность для компромисса», — утверждает эксперт.

«Русские хотят показать, что факт их сотрудничества с иранцами не означает того, что они заинтересованы потакать планам Ирана и выбирают шиитов, а не суннитов, тем более что российские мусульмане на 95% являются суннитами. Приезд короля Салмана — это мощный символ в данном направлении (…). Они (т.е. русские. — Прим. ред.) уже поддерживают плодотворные отношения с суннитскими странами, такими как Иордания, Египет, Алжир и особенно Турция», — указывает Деланоэ.

«Что касается саудитов, то они хотят сдержать региональные амбиции Тегерана. Сегодня их проблема состоит уже не в уходе Башара Асада, а в растущем влиянии, которое завоевывают иранцы на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, а также в Ираке. Они понимают, что русские являются первым гарантом сближения между турками и иранцами, начатого в переговорном процессе в Астане и еще более углубившегося посредством недавнего референдума в Курдистане, который тревожит как Тегеран, так и Анкару», — полагает историк.

«Россия не стремится занять место американцев в Персидском заливе. У русских нет таких претензий, тем более что саудитов очень радует воинственная позиция Вашингтона в отношении Ирана. Истинной целью для русских может стать сглаживание углов между Тегераном и Эр-Риядом — то, чего не могут сделать американцы. Это большой вызов, но русским уже удалось добиться от Ирана согласия на участие наряду с Саудовской Аравией в соглашении ОПЕК+, чего не было достигнуто вначале. Вот на что Москве действительно стоит делать ставку», — уверен эксперт.

InoPressa