Роман Заболотный и Григорий Цуркану попали в плен к исламистам в провинции Дейр-эз-Зор.

Эта история на первый взгляд может показаться сказочной или слишком киношной. Но с другой стороны, опыт российской операции в Сирии показывает, что жизнь куда красочнее, чем кино. И на этой войне хватает таких сюжетов, какие не снились никаким сценаристам. Возьмите Александра Прохоренко, бойца Сил специальных операций, вызвавшего огонь артиллерии и авиации на себя. Ценой собственной жизни он предотвратил прорыв крупной банды боевиков под Пальмирой. Или окружение взвода военной полиции на наблюдательном посту в зоне деэскалации «Идлиб» — сериал можно снимать, не хуже, чем «Грозовые ворота».

Григорий Цуркану и Роман Заболотный не были военнослужащими Минобороны. В Сирию они поехали добровольцами. Но кто сказал, что в ополчении нет места подвигу? Этот рассказ одного из сирийских солдат был опубликован на арабском сайте Arabitoday.com. Перевод, сделанный телеграм-каналом Вестник Дамаска, передаем с оговорками — информация официально не подтверждена.

По словам бойца правительственных сил, вместе с россиянами они ехали на боевую задачу в деревню Шуля. В окрестностях деревни по ним открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов.

«С левого фланга начались выстрелы из стрелкового оружия по нам и русским, около 30 боевиков пытались окружить нас с той стороны. Водитель «Урала» попытался оттащить машиной выведенный из строя микроавтобус, чтобы очистить дорогу перед нашей машиной, но безрезультатно.

Затем русские солдаты, их было где-то 10 (речь, видимо, о добровольцах — Ред.), вместо того, чтобы отступать или сбежать, бросились за песчаную насыпь на обочине и начали прикрывать наше отступление. Силы сторон были неравными: около 80 вооруженных боевиков, с тяжелым вооружением. Но они не ожидали такого сопротивления.

Дальше у русских солдат закончились боеприпасы, потому что я больше не слышал звука стрельбы. Через несколько минут я услышал крики, и, видимо, русские пошли в рукопашную, но боевиков было слишком много. Я всеми чувствами и мыслями сопереживаю вместе с их родственниками. Эти двое солдат показали себя настоящими воинами, даже находясь в плену. Я обязан своей жизнью этим солдатам, которые приняли бой, хотя они и были в меньшинстве и восхищен поступком, на который они пошли ради нашего спасения».

Возможно, это плод фантазии сирийских политруков, поднимающих таким образом боевой дух своих подразделений. А может, слегка приукрашенная правда, в которой раскрылся дух русского воинства. С присущими ему героизмом и самопожертвованием.

*Запрещенная в РФ организация

 

КП