«Пенсионная реформа возвернула взад справедливость!» Именно так высказался с позволения сказать наш Гарант уверенного движения в сказочные еб*ня по скоростному, европейскому автобану — с палаткой Батоно Михуя на обочине.

И я его клято поддерживаю! В смысле – Гаранта.

Теперь я понял для чего Козак Гаврилюк морозил свое достоинство (в прямом и переносном смыслах) на Майдане. От такого сакрального прозрения, честно говоря, даже захотелось сделать патриотическое выражение лица и взрыднуть в стиле лирического, хорового пения.

Но, для начала цитата: «…реформа дала право Национальному банку самостоятельно определять правила, по которым работники НБУ будут получать пенсию…». Конец цитаты. Б….

Понятно? Нет? Объясняю, вата!

Офис Нацбанка находится в глубокой шахте. А шахта расположена под четвертым энергоблоком Чернобыльской АЭС. И спуститься туда можно только в позе ротного пулемета. А в зоне тяжелого, непосильного, но зело самоотверженного труда работников, с*ка, финансовой нивы действует режим АТО.

Да, там в любой момент может высадиться космодесант. А космические аппараты летают вообще беспрерывно! Как вылетит, с*ка, из штольни! Вж-ж-ж-ж –ик! И опустилась самая стабильная гривна! Вот так.

А уж если выйдут из темноты фундаментальные украинские пенсионеры, что наш валютный рынок труба качают! У-у-у-у! Только держись!

А вы думаете легко – в темноте, глотая вредную пыль, стоя по пояс в холодной радиоактивной водичке, скирдовать наше финансовое благополучие!?

Да они же (бойцы Нацбанка) денно и нощно укрепляют… нет – «плекають» наше финансовое благополучие и стабильность в фазе глубочайшего подъема, укрепляют американский доллар и вносят свой непомерный вклад в дело борьбы с гибридным агрессором.

Отсюда и заболевания всякие нехорошие, опасные и заразные, появляются у работников Нацбанка. Геморрой там.… Впрочем, не суть.

Вот так! И правильно забрали «льготный стаж» для выхода на пенсию у всяких там бездельников и тунеядцев — медики, металлурги, шахтеры, химики, социальные работники, летчики и прочий балласт общества.

А работникам финансового труда, наоборот – всенародное уважение и почет.

Что еще добавить? СУГС!

Алексей Куракин