Отработал ли он это дома или идея пришла к нему спонтанно – но президент США сделал то, чего от него точно никто не ожидал. Оделял по принципу «на кого Трамп пошлет». Наверное, хотел узнать, трудно ли быть богом. Теперь знает: легче, чем президентом.

Они следуют друг за другом, как за землетрясением афтершок. Хотя, казалось, там, где прошли ураганы, Трампу делать нечего. Но находит. И тоже оставляет пустоту, пусть и внутреннюю. В убитый горем и «Харви» Техас он привез Меланью от кутюр и на высоченных шпильках. К Пуэрто-Рико стал умнее. Приехал сам. Решил, что после «Ирмы» и «Марии» еще одну роковую женщину эта земля не выдержит. Однако шпилек ему все равно не избежать. И ведь вроде бы выдержал театральную паузу. Обещал высадиться на остров сразу после разгула стихии, но прибыл, когда все улеглось. То есть, ждал подходящего момента. А все равно не угадал.

Еще вчера местные власти отчитались о 16 погибших. Но стоило ему здесь пронестись, и сегодня их уже 34. Это, конечно, трагическое совпадение. И в том, что новые данные поступили только после его отъезда, он тоже не виноват. Но – как любая плохая примета. Как баба с пустым ведром, собака, что воет по ночам, или черная кошка, что по пути. Хотя в его случае получается, что это именно он и сглазил. Выступая перед местными на импровизированном брифинге, призвал их гордиться тем, что невелики потери. Как удержался, чтоб не сказать: смехотворно малы? «16 человек – это не тысяча», – сравнил он «Марию» с «Катриной» 2005 года выпуска.

Если следовать его логике, теперь Пуэрто-Рико может гордиться вдвойне, коль жертв оказалось в два раза больше. Впрочем, гордость в карман не положишь. Им бы денег. Страна полностью обесточена, почти разрушена, без еды и воды, на восстановление надо под 100 миллиардов. И их тоже считали еще до Трампа. Впрочем, их как раз можно не пересчитывать. Конгресс все равно на все унесенные ветром Штаты уже выделил в три раза меньше. И Пуэрто-Рико в этой очереди далеко не первое. Тем не менее, «не хочется вам это говорить, но вы немного подпортили наш бюджет, но все в порядке», – улыбнулся Трамп тем, кто без этого не понял бы, что это шутка.

А потом началось самое смешное. Тренировался ли он дома или это пришло к нему спонтанно, но он начал бросать в толпу рулоны белых бумажных полотенец. Почему только их, если он привез с собой еще и немного провизии, неизвестно. Может, потому что «нате – утритесь» в его голове раздалось раньше, чем «накося – выкуси». Что он знал точно – что в ответ в любом случае не полетят благодарственные помидоры и яйца. Потому что здесь за две недели после «Марии» уже все съели.

Когда его осенило с первым броском, наверное, пожалел, что не взял с собой клюшку для гольфа. Заодно и потренировался бы. Он мог, кстати, делать это, как невеста – спиной к гостям. И в этом проглядывала бы перспектива. Длинная, как рулон. Но предпочел зрячий вариант, чтобы видеть, на кого Трамп пошлет. Он же тоже хотел узнать, легко ли быть богом. Теперь знает: легче, чем президентом. Ты им швыряешь бумагу, а они тебе радуются так, будто манну небесную. Он кидал, как благословлял. Дальше от себя – ближе – влево – вправо. И никто здесь не скажет, что Трамп выкинул белое полотенце. Хотя, по сути, это так. Он умыл руки. И уехал подмоченный. Вытирать-то нечем.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik