Динамика развития военного сотрудничества Москвы и Ташкента доказывает, что безопасность и стабильность на постсоветском пространстве объективно зависят от интеграции с Россией, ближайшим из равноудаленных «центров силы».

На узбекском высокогорном полигоне Фориш с 3 по 7 октября проходят совместные учения вооруженных сил Узбекистана и России. Это заметное событие, ведь предыдущие подобные маневры состоялись 12 лет назад.

Узбекские войска представлены горно-стрелковым подразделением Юго-Западного особого военного округа. От российской стороны задействованы тактическая группа горного мотострелкового соединения, расчеты 82-миллиметровых минометов «Поднос» и беспилотных летательных аппаратов «Тахион», оперативная группа Центрального военного округа. Подразделения отрабатывают совместные действия по блокированию и уничтожению незаконных вооруженных формирований в условиях горной местности, на высотах более двух тысяч метров над уровнем моря. Российские военнослужащие экипированы новейшими комплектами «Ратник» и радиостанциями шестого поколения «Азарт», то есть отношение к организации совместных учений — самое серьезное.

Договоренность о проведении маневров достигнута в июле, на рабочей встрече делегаций военных ведомств двух стран в Ташкенте. Там же стороны обсудили обстановку в Центрально-Азиатском регионе и подтвердили заинтересованность в развитии военного сотрудничества. До конца 2017 года будут проведены штабные переговоры по вопросам региональной безопасности.

Историческое притяжение

Новое сближение России и Узбекистана — очевидный факт. Узбекский министр обороны Кабул Бердиев в ноябре 2016 года побывал в Москве и подписал со своим российским коллегой Сергеем Шойгу Договор о развитии военно-технического сотрудничества на 2017 год. Кроме всего прочего, это свидетельствует о заинтересованности Узбекистана в закупках российского, а не американского оружия. Кстати, республика тратит на военные расходы около 3,5 процента ВВП, который в минувшем году составил 67,22 миллиарда долларов.

В рамках двустороннего сотрудничества военная делегация Республики Узбекистан в августе посетила Самарскую область, где ознакомилась с опытом подготовки российского спецназа — военнослужащих отдельной бригады Центрального военного округа (ЦВО). На тренировочных комплексах «Новая Бинарадка» и «Водино» российские спецназовцы показали гостям элементы тактических действий по освобождению заложников, эвакуации раненых с верхних этажей, штурму и разминированию зданий. Вроде бы ничего особенного, но ранее Узбекистан практически полностью свернул военно-техническое сотрудничество с Россией, вышел из состава ОДКБ и отказался от интеграционного процесса, который привел к созданию Евразийского экономического союза.

Заметим, что отношения руководства Узбекистана с американским Белым домом тоже не заладились. После подавления андижанского мятежа осенью 2005 года и заявлений Госдепа США о «нарушении прав человека и наличии политзаключенных в Узбекистане» Евросоюз ввел эмбарго на поставки в республику вооружений, а Ташкент заявил о собственном пути узбекского народа — вне интеграции с США и Россией. Между тем Москва сразу поддержала действия узбекских властей по силовому разрешению андижанского кризиса.

Возможно, поэтому вскоре состоялись первые в постсоветской истории российско-узбекские военные учения с участием 400 военнослужащих, Ташкент активизировал свое участие в работе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). По инерции в сентябре 2007-го, когда состоялись многосторонние антитеррористические учения «Мирная миссия» на российском полигоне Чебаркуль в Челябинской области, в них, наряду с другими странами ШОС, поучаствовал и Узбекстан. И все же Ташкент свернул в сторону от интеграционных процессов и в дальнейшем не отправлял войска на «Мирную миссию». А в 2012 году Узбекистан вышел из ОДКБ.

Особенности интеграции

Отношения между Узбекистаном и Российской Федерацией регламентированы «Договором о стратегическом партнерстве» и «Договором об углублении экономического содружества», которые подписаны в ходе визита президента России Владимира Путина в Узбекистан 11 декабря 1999 года. В рамках военного сотрудничества Москва поставляла Ташкенту стрелковое оружие, которого не хватало узбекской армии во время контртеррористической операции против боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Однако в 2000 году отношения между двумя государствами заметно охладели.

Маятник качнулся в другую сторону. Узбекистан стремился развивать сотрудничество в военной сфере с геополитическими конкурентами России в Центральной Азии — США и Турцией.

Отношения Ташкента с Вашингтоном активизировались после теракта в США 11 сентября 2001 года, когда Узбекистан предложил американцам использовать свою авиабазу Ханабад для операций в Афганистане. Сотрудничество между Россией и Узбекистаном на время оживилось лишь в 2004 году (до событий в Андижане) — Ташкент посетили министр обороны России Сергей Иванов и секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов.

И все же один в поле не воин, а старый друг лучше новых двух. Обстановка в Центральной Азии тревожная. Растет поток афганского наркотрафика, и выручка наркоторговцев составляет около 30 миллиардов долларов в год. Эти деньги идут на подпитку терроризма и религиозного экстремизма. Через горные хребты близ южной границы Узбекистана, с территории Таджикистана не раз совершали набеги боевики ИДУ. В регионе смешано узбекское и таджикское население, возможны межэтнические конфликты. На этом фоне военно-техническое сотрудничество Ташкента с Москвой, участие в маневрах на территории республики российских военнослужащих является дополнительным стабилизирующим фактором.

Стратегия равноудаленности

Геополитическая борьба «центров силы» за дружбу с Ташкентом не прекращается. Узбекское правительство вполне самодостаточно, однако США по-прежнему пытаются адаптировать республику под свое оружие: Госдепартамент готовится преподавать здесь уроки оружейного экспорта. Ранее в Ташкенте появилось региональное представительство НАТО, США обозначили участие в проведении узбекской военной реформы.

В условиях многолетней ближневосточной безнадежности территория Узбекистана представляется американцам удобной и относительно безопасной для продолжения военных операций в Афганистане.

В период, когда ВВС США использовали авиабазу Ханабад (2001-2005 годы), там размещались до полутора тысяч военнослужащих 10-й горной дивизии, истребители F-15, F-16 и транспортные самолеты. Это был важный логистический центр для наземных и воздушных поставок продовольствия и материально-технических средств союзным войскам в Афганистане. После событий в Андижане, откуда торчали уши США, узбекский сенат запретил американским войскам находиться в Ханабаде. Правда, военная авиация Германии в составе Международной коалиции НАТО (ISAF) с 2002 года беспрепятственно использовала узбекскую базу Термез, что не исключало присутствия самолетов США. Однако после потери авиабазы Манас в Киргизии американцы оказались значительно стеснены. И стараются всеми военно-дипломатическими способами вернуться в Узбекистан.

Ползучая американская экспансия в Центральной Азии продолжается, но Россия здесь может послужить равноудаленным противовесом и гарантом региональной стабильности. Поэтому, надо думать, перспективы взаимовыгодного военного сотрудничества Москвы и Ташкента вполне оптимистичны.

Александр Хроленко, РИА