Министр обороны Польши Антоний Мачеревич, завоевавший широкую известность за пределами своей родины (что, согласитесь, не так-то просто на подобной должности в не очень большой и не слишком влиятельной в военном плане стране), сделал очередное заявление.

Его ведомство, сообщил он, «проверяет информацию» главы Генштаба Украины о том, что Россия не полностью вывела свои войска из Белоруссии после окончания недавних военных учений «Запад-2017».

Нельзя не отдать должного польскому министру, известному своими скандально-безапелляционными заявлениями. На этот раз он был на удивление аккуратен в формулировке. По его словам, подтвердить или опровергнуть данные он не может, но «украинцы хорошо ориентируются в действиях россиян. Это связано как с той угрозой, которая там присутствует на данный момент ежедневно, так и с тем, что у обеих сторон развиты возможности взаимного мониторинга. Я бы относился к тому, что сообщает Украина, очень серьезно».

В феномене Мачеревича, пожалуй, самым интересным является то, что хотя у российской аудитории он вызывает реакцию из киноклассики («Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите»), в реальности масса его инициатив в итоге получают путевку в жизнь.

Наиболее ярко в последний раз это проявилось с трансляцией идеи стребовать военные контрибуции с Германии и России за Вторую мировую войну. Заявление Мачеревича, над которым всласть позубоскалили в России, получило поддержку других руководителей Польши, а последним шагом стало создание спецкомитета по данному вопросу в сейме.

На этом фоне упорная зацикленность польского министра на теме российских военных в Белоруссии — когда, казалось бы, вопрос окончательно закрыт по факту завершения учений — уже не выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Скорее удивляет то, как (через своих руководителей) старое государство с масштабной и державной историей уподобляется соседу, чей статус «несостоявшегося государства» с каждым днем вопиет о себе все более громко.

Это, в свою очередь, заставляет задаваться вопросом: в чем причина происходящего?

Эксцентричные и даже эпатажные политики есть в любой стране. Однако в большинстве стран они редко занимают высокие государственные посты, и совсем уж редко их инициативы и идеи получают поддержку коллег по правящим структурам.

От властей Польши и их действий в последнее время действительно все чаще возникает впечатление их желания нанести максимальный вред своей стране. В то же время нет ни малейшего сомнения, что и Мачеревич, и президент Анджей Дуда (который на днях обвинил СССР в «геноциде поляков»), и премьер-министр Беата Шидло — искренние патриоты своей страны и руководствуются стремлением к благу для Польши так, как они его понимают.

Но почему они понимает его именно так, в виде задирания сильных соседей и откровенных провокаций?

Видится, что ответ стоит искать в существе происходящих мировых процессов, в той глобальной геополитической трансформации, которую переживает планета.

Подобные времена приоткрывают двери возможностей мечтающим о большем, дают шансы на прорыв амбициозным, но находящимся на вторых ролях, а также надежду на реванш проигравшим ранее.

Польша в полной мере подходит под эти критерии. Причем память о державном прошлом и потребность повторения упущенного некогда успеха там, наверное, сильнее, чем в любой другой стране с историческим опытом великодержавности.

Ситуация усугубляется тем, что прямо на глазах Польши используют в свою пользу эти новые международные обстоятельства (пусть и сильно по-разному) два ее извечных соседа-конкурента: Россия и Германия.

Германия постепенно, но неуклонно освобождается от вассального — и практически оккупированного — положения. Ну, а Россия продемонстрировала такой молниеносный процесс взлета из агонии обратно к великодержавности, что являет собой невероятно соблазнительный пример для подражания.

Ситуация усугубляется тем, что именно Россия в последние годы дает пример политики, которая выглядит рискованной, авантюрной, демонстративно нарушающей сложившиеся правила, бросающей вызов, казалось, признанным мировым лидерам, но при этом доказала свою эффективность и продемонстрировала впечатляющие успехи.

Есть подозрение, что польские власти пытаются подражать российскому стилю внешней политики последних лет, видя его в бросании почти эпатирующих вызовов геополитическим авторитетам и сильным мира сего.

Проблема в том, что последовательность российских успехов последних лет (будь то взаимоотношения с Турцией, кампания в Сирии или строительство газопроводов) доказывает, что Кремль действует не на авось, а тщательно просчитывая свои шаги. А вот эта нехитрая мысль, похоже, никак не может дойти до сознания правящих кругов Варшавы, включая польского министра обороны.

Ирина Алкснис, РИА Новости