По сообщениям из Киева и Минска, 25 сентября в ходе совместного заседания украинско-белорусской рабочей группы по сотрудничеству в топливно-энергетической сфере заместитель министра энергетики Белоруссии Вадим Закревский и замминистра энергетики и угольной промышленности Украины по вопросам европейской интеграции Наталья Бойко достигли договорённости о сотрудничестве двух стран в вопросах ядерной энергетики. Помимо этого, заместители министров договорились об оказании аварийной помощи в условиях работы между энергосистемами двух стран. Пикантность ситуации в том, что ситуация с ядерной энергетикой в обеих странах находится под огромнейшим вопросом.

С 1991 по 2015 год выработка электроэнергии на Украине упала с 297 млрд. до 163,3 млрд. кВт/час. Оно и немудрено: на 2015 год Украина с показателем -35% возглавила антирейтинг из пяти стран мира, ВВП которых с 1991 года не только не вырос, но и уменьшился. Но генерации электроэнергии реально перестало хватать для украинской промышленности и бытового потребления. И особенно остро вопрос встал зимой 2016-17 гг., когда из-за блокады Донбасса пришлось либо остановить, либо резко уменьшить выработку на украинских ТЭС и ТЭЦ. Официальный Киев даже не побрезговал закупать электричество у «страны агрессора», как нынешняя власть называет Россию. Вместе с тем в январе-августе 2017 года по сравнению с 2016 годом Украина увеличила экспорт электроэнергии с энергоострова Бурштынской ТЭС в направлении Венгрии, Словакии, Румынии, Молдавии и Польши. В Белоруссию и РФ экспорта не было.

Так что договорённость об оказании аварийной помощи со стороны Белоруссии украинскому правительству очень ко времени: зима на носу, угольная блокада Донбасса продолжается, российский уголь Украина закупать отказывается, а купленный втридорога уголёк из Пенсильвании идёт пока ещё очень жиденьким ручейком.

Правда, сама Белоруссия не особо богата электричеством, 99% которого вырабатывается на тепловых электростанциях. Мало того, около 20% потребности в электроэнергии приходится перекрывать за счёт импорта. Так что «подпорка» для электропотребления Украины может быть осуществлена только путём реэкспорта. А все надежды на будущее электроэнергетическое изобилие в Минске связывают с Белорусской АЭС, оба реактора которой планируют запустить в эксплуатацию к июлю 2020 года.

* * *

История со строительством атомной станции возле города Островец Гродненской области тянется с начала 1990-х, когда её проект начал прорабатываться Национальной академией наук Белоруссии. До реального воплощения проекта дело дошло только в 2008 году. Тогда правительство объявило тендер на постройку АЭС, в котором изъявили желание участвовать Россия, США, Франция, Китай, Чехия и другие страны.

Выбор российского производителя был предопределён заданными условиями финансирования: предоставление разового кредита на 9 млрд. долларов «живыми деньгами» на всю сумму стоимости постройки самой станции, городка для семей сотрудников и всей сопутствующей инфраструктуры. При этом срок окупаемости станции составит 15-20 лет, а Белоруссия не только перекроет собственные потребности в электроэнергии, но и сможет экспортировать её излишки соседним странам.

Если не считать технических проблем, возникших в ходе строительства, против АЭС близ Островца встали на дыбы белорусские оппозиционеры и соседние Польша и Литва. Дело в том, что станция строится близ северо-западной границы Белоруссии, от неё до Вильнюса всего 50 километров и литовские власти считают её экологической угрозой своей стране. При этом в самой Литве в 2009 году по требованию Евросоюза была ликвидирована Игналинская АЭС, производившая более 80% электроэнергии Литвы. После чего цены на электричество в стране резко подскочили за счёт необходимости импортировать электроэнергию из ЕС.

Польша также категорически возражает против строительства Белорусской АЭС, поскольку в её планах тоже значится постройка собственной атомной станции. И ей совершенно не нужен конкурент в вопросах поставок дешёвого «атомного» электричества в Балтийский регион.

* * *

Если Белоруссия лишь собирается делать первые шаги в вопросах ядерной энергетики, то Украина на сегодня владеет 15 ядерными реакторами. То есть в вопросах сотрудничества в данной отрасли белорусы могут выступать исключительно в качестве учеников, собирающихся перенимать опыт более «подкованных» товарищей. Но есть ли что перенимать?

Ситуация в украинской ядерной энергетике отнюдь не радужная. В ближайшие три года на семи реакторах истекает срок эксплуатации. На некоторых – даже уже продлённый. «Если не продлить срок эксплуатации атомных блоков, то в 2020 году мы потеряем 50%, а к 30 году атомная энергетика Украины прикажет долго жить. Но даже если мы продлим сроки, но не начнём планово заменять блоки, нас опять ждёт коллапс», — рассказвает бывший генеральный директор Чернобыльской АЭС Михаил Уманец. Попытка постройки двух новых энергоблоков на Хмельницкой атомной станции завершилась крахом: правительство Арсения Яценюка по политическим мотивам разорвала контракт с Россией, а поскольку часть строительных работ была уже выполнена, по сути, зарыло потраченные деньги в землю. Нового подрядчика нет и не предвидится, на строительство просто нет денег.

В реальности же ситуация ещё хуже, чем рассказывает Уманец. В 2014 году, после объявления России врагом № 1, украинская власть, пришедшая на штыках боевиков-неонацистов, разорвала всё сотрудничество с РФ в вопросе обслуживания ядерных реакторов. И те самые продления сроков эксплуатации реакторов происходят без привлечения их разработчиков. По сути, всё это делается украинскими атомщиками на свой страх и риск.

Но и это не всё. В 2014-2015 гг. на украинских атомных станциях американские военные специалисты производили весьма рискованные эксперименты по «разгону» реакторов свыше расчётной мощности, что, как известно, приводит к резкому падению надёжности и ускоренной выработке ресурса. Вплоть до того, что персонал станции, отказывающийся участвовать в этих экспериментах, попросту изгоняли с территории АЭС. Проводились и эксперименты по маневрированию мощностью энергоблоков: именно подобный эксперимент привёл в своё время к взрыву на Чернобыльской атомной электростанции. То есть научить белорусских начинающих атомщиков украинские коллеги могут много чему, от чего будущей ядерной энергетике Белоруссии не поздоровится.

* * *

Так какого же сотрудничества хотят от белорусов в Киеве?

Варианты есть. Надеемся, что в Островце не прислушаются к совету разорвать отношения с разработчиками реакторов только на основании того, что украинские атомщики якобы сами с усами и прекрасно обходятся без рекомендаций российских учёных и производителей. Во-первых, вскоре после того, как заработают белорусские реакторы, появятся первые радиоактивные отходы, и Киев может предложить не отправлять их на хранение и переработку в Россию, а складировать в Чернобыльской зоне, где строится хранилище отходов ядерного топлива. А во-вторых, получить свой небольшой гешефтик коммерческого агента, сбагривая на белорусскую АЭС дешёвые вестингхаузовские подделки реакторного топлива.

Ну и что, что эта контрафактная продукция опасна в эксплуатации, а на украинских реакторах, куда эти фальшивки загружаются, то и дело возникают аварии? Вон  буквально 28 сентября автоматика выключила второй энергоблок Южно-Украинской АЭС, куда загружены контрафактные топливные сборки. Зато почти халява! А если ещё этими сборками и за аварийные поставки электроэнергии на Украину расплачиваться: денег-то у Киева нет и не предвидится…

Правда, он опять надеется на помощь тех, кто создаёт проблемы в ядерной энергетике Украины. 28 сентября в Киеве был подписан Меморандум о взаимопонимании между Westinghouse Electric Sweden AB и ПАО «Турбоатом» относительно повышения эффективности работы оборудования и повышения мощности действующих энергоблоков АЭС Украины, оборудованных российскими турбинами и генераторами. Киеву пообещали вложить в проект 100 млн. долл.

Меморандум и обещания, а кто будет разгребать завалы?

Александр Москаль, «Одна Родина»