О стране, в которой кончились деньги

Украинский минфин больше не рассчитывает на деньги от МВФ. Собственно говоря, ничего нового и неожиданного глава министерства финансов Украины Александр Данилюк профессиональной публике не сказал. То, что резерв помощи Украине со стороны МВФ исчерпан, или, как минимум, предельно близок к этому, было понятно и так.

Но тем не менее.

Заявление министра финансов, прямо говорящего, что в будущем Киев должен перестать рассчитывать на поддержку Международного валютного фонда, значит очень и очень многое, пусть это и всего лишь «слова, слова, слова».

Более того.

Данилюк не стал отрицать, что сейчас МВФ играет очень большую роль в жизни Украины, а также с его, министерской точки зрения, помогает ей выйти из кризиса, однако рассчитывать только на помощь фонда нельзя, это неправильно, считает пан Данилюк.

Что все это прекрасное министерское словоблудие прежде всего означает? Да ничего хорошего.

Объективно понятно, что денег больше Международный валютный фонд давать Украине просто не хочет, да он и уже давно этого не хотел.

Но был, что называется, вынужден, ибо в США доминировала именно такая точка зрения. Волокитил, как мог, но — давал.

Теперь даже эта история «бюрократической волокиты», как сейчас с постановкой прямой зависимости давно согласованных траншей с все новыми и новыми обстоятельствами, типа абсолютно издевательской в нынешней, как общеэкономической, так и политической ситуаций «пенсионной реформы», — очевидно заканчивается.

И причины тут вполне себе очевидны. Точнее  — очевидна. И звучит она предельно просто: Украина, простите, банкрот.

Нет, с учетом «траншей от МВФ» она еще более менее способна поддерживать себя в «текущем состоянии». Ужас в другом.

Мы уже не раз писали об этом: со следующего, стремительно приближающегося, 2018 года заканчивается отсрочка по платежам международным кредиторам и банально приходит время расплачиваться по долгам.

Причем долгам — очень серьезным ребятам, прежде всего из частных международных финансовых институтов, типа Franklin Templeton Investments, которых не стоит даже пытаться «кидать», ибо это и есть Уолл-стрит и это и есть та самая Америка. По крайней мере, конгресс, на который украинские власти так рассчитывают, скуплен ими через лоббистские организации буквально на корню: не верите — спросите Аргентину, дефолт там устраивали именно эти, даже по американским меркам, более чем «реальные пацаны».

А Украина не то, чтобы не разобралась с источниками финансирования этих неминуемых выплат, — она за эти три года окончательно убила доходные статьи бюджета, и даже тот самый бюджет не тянет без очередных кредитов от МВФ. Более того, судя по объективным срокам строительства «Турецкого потока», приблизительно в те же временные интервалы в буквальном смысле этого слова обнулится последний значимый кусок «энергетического транзита», приносящего, худо-бедно, два миллиарда долларов в украинский бюджет ежегодно. А именно «фаллический символ» украинской экономики — ее «газовая труба».

И это будет обозначать не только минус два миллиарда за транзит в бюджет ежегодно, но и превратит капитализацию того же «Нафтогаза» в величину нулевую, ибо продать ГТС любому «западному инвестору» при нежелании поставщика пользоваться услугами посредника можно будет исключительно по стоимости металлолома.

Ну, и какой смысл в эту топку тогда дальше доллары-то кидать? Как-то нерачительно получается.

И это и в Международном валютном фонде, и в украинском министерстве финансов сидящие там профессионально информированные люди просто не могут не понимать. Поэтому и информацию от пана министра финансов тут нужно расценивать адекватно: как своеобразное «подстилание соломки».

Как бы он все остальное ни упаковывал, какие бы приятные вещи о «самостоятельности украинской экономики» и дееспособности правительства ни говорил. Один-два транша еще, может быть, и переведут, а вот дальше — всё.

Дальше, с чисто экономической точки зрения, — даже не дефолт, ибо дефолт иногда ведет и к оздоровлению экономики.

Дальше речь может идти только о создании уже официальной ликвидационной комиссии, ибо оздоравливать тело в таком состоянии бессмысленно: его можно только отключить от систем искусственного жизнеобеспечения и вот это вот надо как раз предельно четко и прагматично понимать.

Дмитрий Лекух, РИА ФАН