Сегодня Facebook передаст в Конгресс США около 3 тыс. рекламных сообщений, которые были опубликованы перед выборами американского президента и после. Все найденные компанией сообщения российских подписчиков с указанием даты и адресатов, которым они направлялись, а также стоимости каждого из них поступят в юридический комитет и комитеты по разведке Сената и Палаты Представителей. В сентябре Марк Цукерберг обещал предоставить эти сведения в рамках расследования о влиянии России на результат президентских выборов.

Анонимные эксперты

Facebook находится в центре скандала о т.н. «российском следе» на американских выборах уже много месяцев. Еще в ноябре прошлого года сразу после президентских выборов руководство социальной сети обвинили в неспособности справиться с потоком «фейковых новостей» и заведомо ложных историй, которые могли повлиять на исход предвыборной гонки. А 25 ноября издание The Washington Post, имеющее давние связи с разведывательным сообществом США, сообщило о том, что за многими из этих «фейковых новостей» могла стоять «российская пропагандистская машина». По мнению авторов, российские государственные органы используют сотни тысяч бот-аккаунтов в соцсетях, нанятых живых комментаторов, а также десятки сайтов и страниц в соцмедиа для манипулирования американским политическим дискурсом. В своей статье WaPo ссылается на экспертов в сфере национальной безопасности, работающих в близких к ЦРУ аналитических центрах.

Журналисты издания даже привели список сайтов, которые публикуют материалы, соответствующие «российской пропаганде». Список был составлен анонимной группой экспертов под названием PropOrNot, чьи имена не были разглашены WaPo, и быстро вызвал насмешливую реакцию со стороны многих политических комментаторов. В него входят, в частности, телеканал Russia Today или портал Sputnik, многочисленные американские сайты и блоги – например, самый популярный агрегатор новостей в США Drudge Report, сайт биржевых новостей ZeroHedge или порталы либертарианцев RonPaulInstitute и LewRockwell.

Каким образом они участвовали в «пропаганде России», сказать сложно. Сами анонимные эксперты PropOrNot говорили, что они составляли список на основе того, публиковали ли сайты информацию, «совпадающую с точкой зрения России». Иными словами, они не обвиняли все эти ресурсы в работе на Москву, а лишь утверждали, что те могли каким-то образом «помогать России» своими публикациями.

Марк Цукерберг, основатель и глава Facebook, уже через несколько месяцев объявил о том, что создаст специальную систему проверки всех новостных сообщений, публикуемых в его соцсети. Для этого он пригласил экспертов нескольких сайтов, занимающихся фактчекингом, в частности, Politifact и Snopes, которые, впрочем, сами неоднократно были уличены в предвзятости. Те сообщения, которые будут определяться как ложные, получат специальную красную пометку «fake news».

Реклама из России

Затем история с Facebook в контексте «российского следа» на выборах стихла более чем на полгода. Лишь в июле журналисты нескольких СМИ, включая New York Times и CNN, сообщили о том, что российские бизнес-структуры могли покупать предвыборную рекламу на Facebook. Интересно, что представители самой соцсети первоначально опровергли эту информацию. Но их позиция поменялась в начале сентября, когда Цукерберг выступил с соответствующим видеозаявлением.

Он сообщил о том, что в компании нашли более 3 000 примеров рекламы, которая могла быть изготовлена в России. Глава Facebook пообещал предоставить все примеры разведывательному комитету Сената и ФБР.

Уже через несколько дней WaPo со ссылкой на источники на Капитолийском холме и внутри Facebook описало подробности «внутренней кухни» компании, которые привели к такому резкому изменению позиции. С 2015 г. в Facebook существует специальная группа аналитиков, в задачи которой входит поиск и отслеживание экстремистской информации. Изначально она была создана для противостояния пропаганде ИГ (запрещенной в России террористической организации).

На первых порах аналитики Facebook выявляли и удаляли очевидные пропагандистские посты «Исламского государства», которые содержали символику или явные черты организации. Впрочем, постепенно их задачи усложнялись: аналитикам поставили цель находить и скрытые сообщения, которые могли быть использованы боевиками для рекрутирования новых членов или передачи ценной информации.

В июне 2016 г. сотрудники мониторинговой группы Facebook случайным образом наткнулись на серию аккаунтов, которые активно распространяли документы и письма из взломанной почты Демократического национального комитета и частного сервера Хиллари Клинтон. Аналитики компании посчитали, что эти аккаунты могут иметь отношение к тем «хакерам», которые, если верить данным американским спецслужб, были причастны ко взлому нескольких почтовых ящиков Демократов. Facebook сообщил о своих открытиях ФБР, чьи агенты пришли к выводу, что аккаунты могут быть связаны с некоторой хакерской группой под именем «APT28». По мнению ФБР, эта группа сотрудничает с российской разведкой, в частности, с ГРУ и вместе с другим хакером под ником «Гуццифер 2.0» как раз и могла взломать сервера Демократов.

Уже после выборов аналитики Facebook вновь проверили все аккаунты, которые находились у них под подозрением, однако не смогли установить их причастность ни к каким хакерским группам. Большинство из страниц, находящихся под мониторингом Facebook, активно монетизировали свой контент и публиковали у себя различную рекламу. И это само по себе хорошее свидетельство в пользу того, что они представляют из себя обычные новостные агрегаторы.

В конце весны у сотрудников разведслужб США появились подозрения, что российские организации могли покупать рекламу на Facebook. Один из руководителей разведывательного комитета Сената Марк Уорнер напрямую обратился к менеджменту Facebook с просьбой разобраться. Аналитики начали копаться в терабайтах данных, содержащих информацию обо всей политической рекламе, опубликованной в их соцсети за время выборов.

Агентство интернет-исследований

Они вскоре поняли, что таким образом они точно ничего не найдут, поэтому решили существенно сократить свою поисковую выборку. Аналитики использовали методику «обратного поиска»: вначале определили круг организаций, находящихся под подозрением, а затем постарались найти все возможные связи этих структур с рекламными постами за 2015-2016 гг. В частности, их внимание привлекло «Агентство интернет-исследований», которое, по мнению некоторых журналистов, могло нанимать специальных комментаторов для публикации сообщений определенного содержания в соцсетях. В российском сегменте интернета это агентство довольно давно получило название «фабрика ботов».

К началу августа Facebook обнаружил те самые 3 000 примеров рекламных публикаций, которые могли быть сделаны по заказу российского «Агентства интернет-исследований». Впрочем, эксперты, опрошенные WaPo, утверждают, что это может быть лишь вершиной айсберга и подобного рода рекламных постов было гораздо больше.

После того как Facebook сообщил о своих находках, подробности отчетов быстро утекли в интернет. Так, общая сумма трат на эти 3 000 рекламных публикаций составила примерно 100 тыс. долларов. Рекламные посты были размещены в 470 аккаунтах и страницах в Facebook. Никаких конкретных доказательств их причастности к «Агентству интернет-исследований» или любой другой российской организации не имеется. Аналитики Facebook лишь сообщили о выводах своего исследования, но они не описывают его методику, потому что это может нарушить корпоративную тайну и помочь объектам мониторинга «замести следы».

На определенные размышления наводит и конечная стоимость публикаций – всего 100 тыс. долларов. Общие расходы на цифровую рекламу в соцсетях в ходе президентской гонки 2016 г. измерялись сотнями миллионов долларов. В период важных событий – дебатов или праймериз — кампании Трампа и Клинтон могли тратить по 100 тыс. долларов на рекламу в Facebook ежедневно. В сравнении с этим расходы «Агентства интернет-исследований» (если оно действительно было причастно к публикации 3 000 рекламных постов), составляющие примерно 270 долларов в день в течение 2016 г., кажутся лишь каплей в море. Это менее 1% от тех средств, которые потратили на цифровую рекламу штабы двух кандидатов в президенты. Эксперты WaPo, впрочем, заявляют о том, что при правильном подходе даже с такими небольшими деньгами можно добиться должного результата и показать свою рекламу десяткам миллионов пользователей Facebook. Тем не менее сами представители соцсети не сообщили о том, насколько успешными оказались эти 3 000 публикаций.

За кого «топили»

О чем же сообщали рекламные посты? По имеющейся информации, ряд публикаций был рекламой в пользу кандидата от Зеленой партии Джилл Штейн, часть постов поддерживала Дональда Трампа, а некоторые из них рекламировали Берни Сандерса, сенатора от Вермонта и конкурента Клинтон на праймериз Демократической партии. Многие критиковали кандидатуру Клинтон и её предвыборную программу, обвиняя ее в «лицемерии» и «нечистоплотности». Несколько рекламных публикаций выражали поддержку движению «Black Lives Matter» («Жизни черных важны»), которое выступает против полицейского насилия в отношении представителей меньшинств. Были среди них и баннеры в защиту прав женщин-мусульман, а также активистов ЛГБТ-движения.

Рекламные публикации, якобы размещенные «Агентством интернет-исследований», с точки зрения своего содержания не имеют между собой ничего общего, что могло бы их идеологически связать. Это вселяет еще больше сомнений в то, что описанные выше 3 000 рекламных постов появились из одного источника, да еще и расположенного в России.

Стоить отметить и еще один важный момент. Издание WaPo, которое подробно освещало историю с рекламой на Facebook, в своей последней публикации не смогло избежать существенной корректировки изначального материала. Журналисты сообщили о том, что в ноябре 2016 г. Обама несколько раз звонил Цукербергу и разговаривал с ним о распространении «фейковых новостей», якобы размещаемых российскими организациями. Впрочем, уже через несколько часов редакторы WaPo без всякого предупреждения изменили текст статьи, убрав из него часть с упоминанием России. Обама действительно общался с Цукербергом о борьбе с «фейковыми новостями», но не обсуждал с главой Facebook именно Россию.

Первая официальная реакция на сообщения о покупке Россией рекламы на Facebook поступила из Сената. Марк Уорнер и Эми Клобучар, два сенатора-демократа, воспользовались случаем и начали разрабатывать закон, который обяжет социальные сети вроде Facebook и Twitter открыто публиковать названия организаций, размещающих у них политическую рекламу. Другие демократы требуют использовать эти 3 000 рекламных постов как еще одно доказательство наличия «российского следа» на американских выборах, который сейчас расследует специальный советник Боб Мюллер. В свою очередь Facebook пообещал в будущем блокировать покупку рекламы перед выборами для структур, которые не находятся на территории США.

Все по закону

Если даже российские организации и покупали рекламу на президентских выборах, то с точки зрения американского права они скорее всего не нарушали закон. Электоральное законодательство запрещает предвыборным кампаниям кандидатов получать финансирование из-за рубежа. Однако никто не воспрещает иностранцам работать на выборах независимо от политических кампаний. В теории они даже могут создать внешнюю организацию (т.н. «Super-PAC»), которая будет способна тратить хоть сотни миллионов долларов в поддержку каких-то кандидатов, но без прямой координации с их штабами.

Поэтому законодательные проблемы здесь могут возникнуть только в том случае, если станет известно, что «Агентство интернет-исследований» действительно закупало рекламу на Facebook, да еще и делало это, скажем, в кооперации с кампанией Трампа или любого другого кандидата. Тогда подобная ситуация будет означать то, что юристы и политтехнологи штаба, сотрудничавшего с «Агентством интернет-исследований», довольно серьезно нарушили электоральное законодательство, и им придется пойти под суд. Хотя, на мой взгляд, такой исход событий сейчас видится маловероятным.

Впрочем, в расследовании «российского следа» вопросы реального права уже давно отошли на второй план. В ином случае ни ФБР, ни назначенный Конгрессом специальный советник просто бы не стали расследовать что-то, для чего даже нет отдельной статьи в юридическом праве. «Вмешательство России в выборы», «сговор кампании Трампа с Кремлем» — ни одно из этих утверждений не нарушает законодательство. Тем не менее специальный советник Мюллер продолжает заниматься порученным ему делом, а ФБР копается в соцсетях, пытаясь найти следы ботов, якобы запущенных из России.

Несложно догадаться, что и история с 3 000 купленных из России рекламных постов будет активно изучаться американскими правоохранителями и в итоге ляжет в основу обвинительного заключения об «иностранном вмешательстве в выборы». С другой стороны, для прогрессивной общественности она станет еще одним оправданием поражения Клинтон на президентских выборах: «Это произошло из-за того, что республиканцы вместе с Россией распространяли «фейковые новости» и скупали подчистую всю рекламу в соцсетях». Вряд ли мы в ближайшем будущем увидим реальные доказательства того, что эта реклама была действительно произведена в России. Но мейнстримовые медиа уже сообщают об этом как о доказанном факте, создавая необходимый нарратив. А учитывая, что Facebook не раскрывает причин отбора этих постов, опровергнуть его исследование будет практически невозможно.

Малек Дудаков, RUPOSTERS