Воскресные события в Каталонии очень напоминают украинские – «упоротая» позиция центра и ставка на насилие вместо умной контрпропаганды привели к резкому росту числа сторонников отделения от Испании.

…Был ли повод у официального Мадрида идти на жесткий сценарий? Изначально примерно половина жителей Каталонии были против отделения. В конце «нулевых» Каталония уже проходила аж четыре плебисцита, которые так и не были признаны властями Испании и были поданы как «консультационные опросы». Впрочем, возразить тут особо нечего – участки для голосования были организованы всего в нескольких городах провинции, явка была низкой, даже несмотря на привлечение мигрантов к процессу голосования.

Всё изменилось после выборов, когда в правительство Каталонии пришли последовательные сторонники курса на отделение. В 2014 году они попытались организовать уже настоящий референдум, но в Мадриде были начеку и запретом Конституционного суда его вновь обернули «неофициальным опросом».

Явка вновь была невысока (примерно 40%), но 81% отданных голосов оказались за независимое государство Каталония.

Теперь обстановка складывается совершенно иначе. Обуянные синдромом Порошенко мадридские правители пошли на обострение конфликта и, как заявил 20 сентября глава автономного сообщества Каталонии Пучдемон, Центр самовольно ликвидировал полномочия региона, введя войска и установив режим ЧП. Учитывая историческую тягу каталонцев к восстановлению государственности территории, это вызвало ответную бурную реакцию, существенно добавив симпатий «незалежникам».

Зачем каталонцам суверенитет и республика?

Во-первых, стремление восстановить историческую справедливость и вернуть утраченную в средние века, а потом и при Франко, государственность. Видимо, примерно половине населения широкой автономии региона кажется маловато.

Во-вторых, имеются и экономические предпосылки. Каталония и Барселона живут побогаче, чем другие автономные земли Испании. Провинция имеет развитую промышленность и получает солидные доходы от туризма. В общий испанский котёл каталонцы вкладывают больше, чем получают обратно в виде субвенций.

И всё бы ничего, но разразившийся в конце 2007 года мировой кризис сделал из провинции-донора должника – до сих пор Каталония имеет перед испанской казной долг в 35% регионального ВВП. Промышленно развитый регион более не хочет быть донором для менее развитых провинций Испании. С 2012 года проблема не имеет решения – бюджетные разборки зашли в тупик.

Власти Испании для контр-пропаганды вполне могли бы использовать доводы экспертов, убеждающих, что независимая Каталония вряд ли решит свои проблемы, обретя суверенитет.

Почти 90% региональной продукции реализуется на внутреннем рынке Испании. С кем будут торговать незалежные каталонцы – это большой и очень непростой вопрос. Вот почему далеко не все жители региона поддерживают идею отделения от Испании – им вполне достаточно признания за ними прав автономии, языковых и культурных особенностей и даже признания отдельным этносом. Разве что, сторонники республиканского строя не могут осуществить свою мечту в рамках конституционной монархии.

Имеются серьёзные противоречия между профсоюзами трудящихся и бизнесом. Прогнозируется серьёзное падение уровня жизни каталонцев при независимости. Им обещано одномоментное падение экономики на 30% и присвоение низкого кредитного рейтинга.

А теперь самая вкусняшка. Раньше по всем опросам, сторонников независимости Каталонии набиралось примерно 40%. Мадрид с лёгкой душой мог позволить потешить амбиции любителям «незалежности» и провести референдум, одновременно ведя умную пропагандистскую кампанию и доказывая каталонцам, что без Неньки-Испании они сами не справятся. Так нет. Центральным властям понадобилось устроить истерику вокруг Священной Неделимости в лучших традициях шароварных держиморд, обрушиться с репрессиями на активистов-самостийников и в результате в два раза поднять процент желающих отчалить от берегов Испании.

По сути, упоротые элиты, сидящие в Мадриде, не хотят включить мозги, пойти на мировую, и загоняют ситуацию в тупик.

Американцы шлют толстые намёки. Дескать, каталонский референдум – «внутреннее дело», но они не прочь «сохранить отношения с единой и сильной Испанией». Но, положа руку на что угодно, Штатам была бы выгодна дестабилизация европейского курятника.

Впрочем, определённый уровень дестабилизации ЕС был бы выгоден и России, учитывая раболепную поддержку незаконных санкций, введённых с подачи США и тот факт, что Испания является членом НАТО, а странам в её составе нельзя иметь территориальные проблемы. Или будут бомбить Каталонию?

Очень злобно на каталонский референдум отреагировали в Евросоюзе. В ЕС обещают признать независимость Каталонии только в случае одобрения результатов референдума официальным Мадридом. Но Мадрид своё мнение высказал в категоричной форме, не дающей двояких толкований. Прецедент никому не нужен. Признав независимость Каталонии придётся признать и результаты мартовского крымского референдума 2014 года. Меркелиха, например, всеми конечностями поддержала жёсткие меры Мадрида на удержание Каталонии в составе Испании. Ещё бы! Тётеньке, ответственной за цельность Pax Germanica, не хотелось бы терять упитанного вассала.

Кроме того, из ЕС пригрозили, что независимая республика Каталония автоматически лишится членства в Евросоюзе. Учитывая, что подавляющее большинство каталонцев за ЕС, смысл референдума становится уж очень расплывчатым. Поведение людей очень напоминает простофильские чаянья жителей некоторых республик СССР в конце 1980-х, убеждённых, что в обретённой «незалежности» они наконец-то заживут «как в Европе», а их национальная валюта станет такой же востребованной, как дойчемарка.

В общем, всё сложно. Каталонский референдум хоть и не тянет на ящик динамита под седалищем ЕС, но имеет отчётливый привкус рвотного средства. Испания, безусловно, имеет право отстаивать свою территориальную целостность и заслужила это, предоставив каталонцам широкие права самоуправления собственной территорией. Скажем прямо, русские и другие народы Украины, лишённые статуса коренных, о подобном не могут мечтать все 26 лет бандеровской «незалежности».

Судите сами: новый Устав Автономии 2006 года позволил Каталонии иметь собственную полицию и самой управлять исправительными учреждениями на своей территории. Кроме того, каталонцы добились признания своего языка (каталанского) государственным наравне с испанским и себя как отдельного этноса. Эти завоевания представляют огромное значение для каталонцев, подвергнутых насильственной ассимиляции и лишённых автономных прав при короле Филиппе V и диктаторе Франко.

Однако, дуболомная позиция официального Мадрида может усилить центробежные тенденции не только в Каталонии – на Барселону оглядываются баскские сепаратисты, только недавно отказавшиеся от террористической деятельности. Каталония в свою очередь имеет полное право на самоопределение, но её независимость имеет все шансы обернуться тяжелейшим поражением.

Как бы там ни было, угроза независимости Каталонии находится не вовне, а внутри территории. Новорожденной республике будут грозить сильные экономические потрясения в первую очередь. Маловероятно, что  каталонские хипстеры принесут в жертву комфорт и неплохой уровень жизни на алтарь суверенитета. При всех их трениях с Мадридом, они не югоосетины и не жители осажденного Донбасса, а Испания – не бандеровская Украина. Надоест играться в «незалежность» – попросятся назад.

Александр Ростовцев, «ПолитНавигатор»