Если послушать Порошенко с его прислужниками, посла США в Киеве и самого Дональда Трампа, то жизнь населения Украины день ото дня становится всё лучше и лучше. Правда, если позвонить на Украину и поговорить с друзьями, родственниками и знакомыми, то… В общем, если им удаётся в своём рассказе о современных украинских реалиях обойтись без нецензурных выражений, то это, скорее, исключение, чем правило. Как-то в разговоре с дочерью не сдержался даже интеллигентнейший человек, от которого она за четыре с половиной десятка лет своей жизни ни разу матерного слова не слышала.

Но говорить что-либо плохое об Украине и жизни в ней теперь не просто неприлично. 27 сентября полиция и СБУ сорвали съезд блогеров в Запорожье после выступления на нём с критикой власти экс-нардепа Елены Бондаренко и видеосвязи с журналистом Русланом Коцабой, уже сидевшим в украинских тюрьмах за видеопризыв прекратить войну в Донбассе. По информации Центра свободы слова, на Украине более четырёх тысяч человек являются политзаключёнными, а более пяти тысяч обвиняемых  в «сепаратизме» и «терроризме» преследуются конкретно за неугодные режиму посты и комментарии в соцсетях, статьи в СМИ и ролики в видеоблогах.

За примерами ходить далеко не надо. На днях были переданы в суд материалы на житомирского журналиста Василия Муравицкого, обвиняемого в том, что по официальному трудовому соглашению писал аналитические материалы о положении дел на Украине для российских СМИ. Отягчающим обстоятельством является то, что в своих материалах он, согласно правилам русской грамматики, использовал выражение «на Украине», а не «в Украине.

После двух лет «следствия» 28 сентября на сроки по 9 лет были осуждены журналисты Дмитрий Василец и Евгений Тимонин.

Евгений в начале 2014 года, когда Донецк ещё не считался «оккупированной» территорией, зарегистрировал и настроил в «Ютьюбе» видеоканал, которым сегодня пользуется телеканал «Новороссия-ТВ». А Дмитрий, являясь первым заместителем главы общественного совета при министерстве информполитики, создал движение «Медиалюстрация», был автором и ведущим программ «Музей информационной войны» и «О чем молчат СМИ» на 17-м канале. Его арестовали после того, как он учредил «Премию Геббельса». А её первыми лауреатами стали журналист порошенковского «5-го канала» Виталий Гайдукевич, призвавший всех несогласных с политикой властей собрать чемоданы и уехать в Россию, журналист издания «Український тиждень» Богдан Буткевич — за призыв убить миллион «лишних людей» Донбасса и министр информации Украины Юрий Стець — за «монополизацию права на правду».

Увы, но даже рассказ о том, что украинские спецслужбы преследуют журналистов, сегодня может стать поводом для уголовного преследования. После разогнанного в Запорожье съезда блогеров Елена Бондаренко и несколько блогеров выехали в Брюссель, чтобы рассказать европейцам о притеснении журналистов и свободы слова на Украине. Они должны были установить видеосвязь с украинскими журналистами, которые сами бы рассказали о преследовании их. Мало того что СБУ сорвала эти видеомосты, так ещё и завела уголовное дело против организаторов этой поездки. Задействованные в мероприятии люди будут вызваны на допросы.

На Украине можно вещать о том, что жители Донбасса будут поражены в правах, а русские «зачищены», как это делает на ТВ украинский нацист Дмитрий Снегирёв, открывший огонь из автомата по политическим оппонентам в феврале 2014 года в Луганске. Можно призывать убить миллион «лишних людей» Донбасса, как лауреат «Премии Геббельса» Богдан Буткевич. Но рассказывать за границей о преследовании журналистов и вообще о реальном положении дел на Украине – это рисковать сесть в тюрьму.

Речь не только о Бондаренко и блогерах. 29 сентября глава комитета информационной безопасности Общественного совета при Министерстве информационной политики Украины Вадим Трюхан потребовал создать «законодательные предохранители для того, чтобы не было повадно гражданам Украины» выезжать за рубеж и говорить там о реальном положении дел на Украине.

Интересно, а «маски-шоу» вооружённых сотрудников СБУ будут прямо на границе встречать тех, кого они посчитали «проболтавшимися», или потерпят, когда те до квартиры доберутся? Чтобы побольше народа «отсутствием давления на свободу слова» запугать…

Александр Горохов, «Одна Родина»