А если случится чудо? И внезапно вся ЦеЕвропа забалакае на мове! Они же именно этого усердно и добиваются: от петлюровцев до нынешних, что сто лет назад, что сейчас. Что дальше-то делать в таком случае?

Вековая битва за мову на территории, где 70 процентов населения на ней не общаются — это нечто за гранью разума. Причем, мова не «заходит» ну никак: ни битьем, ни катаньем, ни даже советской сталинской украинизацией.

Мова — это проклятие Украины. Это изощренный инструмент, с*ка, самого дьявола, вброшенный на эту территорию, чтобы никогда там не было нормальной человеческой жизни.

Ну это же просто звиздец: чтобы в XXI веке страна, которая еще недавно покоряла космос, превратилась в Руанду времен геноцида.

Впору поднимать вопрос на какой-нибудь «битве экстрасенсов». Может быть, они растолкуют, объяснят, кто проклял ЦеЕвропу, и что делать: вылить воск в Кабмине, соль поджечь в АП, иголки поискать в дверных фрамугах ВР, землицу с кладбища на границах?

Игорь Орцев, специально для News Front