Несколько лет назад, до «революції гідності», я оказался на Украине, в стенах родной школы, которую закончил в начале 1970-х. Обучение было на украинском языке. Изучали и русский язык, иностранный на выбор – английский, немецкий, французский. Директор школы, помоложе меня на десяток лет, принял радушно, завязался неспешный разговор. На русском языке, хотя договорились общаться на языке, который ближе. Через некоторое время директор смутился, перешёл на украинский язык. И объяснил, почему это сделал: не хватало запаса русских слов. Мне пришлось перейти на украинский. Так мы и говорили, то на русском, то на украинском языках. Чтобы выразить и мысли, и чувства.

Я вспомнил эту историю в связи с принятием Верховной радой нового закона об образовании. Закон еще не подписан президентом Украины. Но есть реакция Венгрии, Польши, Румынии, Молдавии, Российской Федерации по поводу фактического запрета на законодательном уровне с 2020 года получать на Украине образование на родном языке. В законе прописано это в отношении национальных меньшинств, хотя выдуман термин «коренные народы», которым предоставляется право получать образование на родном языке.  К таковым отнесены крымские татары, крымчаки, караимы и гагаузы.

По действующему законодательству к языкам меньшинств на Украине относятся русский, белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымско-татарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский (цыганский), румынский, словацкий, венгерский и караимский.

После принятия закона из-за возникших трудностей в отношениях с другими государствами премьер Гройсман поручил главе МИД Климкину, министру образования и науки Гриневич разъяснить послам ЕС детали принятого закона: «Я хочу подчеркнуть одну вещь. Надо помнить одно: Украина — чрезвычайно толерантная страна, абсолютно полностью приверженная демократическим ценностям. Речь идёт о выполнении всех международных обязательств в отношении языков национальных меньшинств». «Не менее важна позиция касательно того, что есть наш родной государственный язык и он должен быть применен на всей территории нашего государства, поэтому закон об образовании позволяет обеспечить нормальный доступ к языкам нацменьшинств и дать новые возможности для развития нашего родного языка», — уточнил премьер.

Если кто-то и понял, чего же требует глава правительства от министров, то ему сильно повезло. Либо он находится в политической обойме украинизаторов образовательного процесса в «чрезвычайно толерантной стране».

Принятый закон противоречит нормам Конституции Украины, десятая статья которой гласит, что в государстве «гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины». Он противоречит ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков и языков нацменьшинств, целому ряду международных правовых актов и законов самой Украины.

И принят закон в государстве, где обучение осуществляется на шести языках.

С украинским языком обучения в стране 15 020 школ (95,3% общего числа школ), с русским — 581 школа (3,7%), с румынским — 75, с венгерским — 71, с молдавским – 3, с польским — 5 учебных заведений. При этом украинский язык как государственный изучается во всех школах.

На конец 2016/2017 учебного года больше всего русскоязычных школ было в южных и восточных областях. В Донецкой области они составляли 40,5% общего числа школ, в Луганской  34,9%, в Одесской 30,6%, в Харьковской 27,1% и Запорожской области 24,6%. В Киеве украиноязычных школ 97,1%. Одна школа с русским языком обучения приходится на каждые 32 украиноязычные школы.

В то же время по стране почти в половине частных школ (41%) обучение ведется на русском языке. 95% из 60 тысяч иностранных студентов на Украине получает высшее образование на русском языке.

* * *

«Поздравляем Украину с продвижением образовательной реформы, ведь вклад в развитие молодежи — залог будущего», — отметили американские дипломаты.

Цинизм, по-другому назвать это сложно, киевского режима по отношению к народам Украины в области родного языка беспрецедентен.

Еще в апреле с. г. министр образования Гриневич утверждала, что на Украине проживают более 130 национальностей и народностей, «такое разнообразие является сильной стороной Украины», но «нужно научиться её правильно применять».

Но уже тогда она высказала главную цель реформы и закона об образовании: нужно сделать так, чтобы высшее образование на Украине в государственных и коммунальных учебных заведениях можно было получить только на украинском языке. А для этого и в учебных заведениях, дающих среднее образование, учебный процесс должен проводиться на украинском языке.

Наряду с цинизмом украинизаторов в области образования процветает обыкновенная тупость, если сказать по-другому – непрофессионализм. В преодолении этого явления бессильны и финны, и шведы, и чехи, и специалисты из других стран Европы, которые помогали киевским чиновникам верстать закон об образовании и концепцию «Новая школа Украины».

Весной 2017 года Гриневич перед делегацией ОБСЕ утверждала: «Хорошее образование должно предоставить возможность ребёнку после окончания школы быть многоязычным, то есть владеть на достойном уровне сразу несколькими языками. Это не только увеличит образовательные возможности нашим детям, но будет способствовать открытию Украины для мира, формированию эффективных международных связей».

И дальне она заговорила о «компетентностях XXI столетия», приводя те из них, которые записаны в концепции «Новая школа Украины»: «Общение на государственном (и родном в случае отличия) языке»; «Общение на иностранном языке»; «Социальные и гражданские компетентности»; «Общекультурная грамотность».

Если же взять и сравнить европейские и «украинские» подходы к образованию, то мы увидим все ту же украинизацию и непрофессионализм министра, а за её спиной и непрофессионализм всей рати чиновников в сфере образования.

В европейских рекомендациях определены ВОСЕМЬ рамочных установок в области ключевых компетенций в школьном образовании. Обратим внимание на то, что компетенции в сфере языка в самой верхней части их перечня.

1.Общение на родном языке.

  1. Общение на иностранных языках.
  2. Математическая грамотность и базовые компетенции в науке и технологии.

….

Что в «Новой школе Украины» по части ключевых компетенций?

1.Общение на государственном (и родном в случае отличий) языке.

2 Общение на иностранных языках.

3. Математическая грамотность.

….

Мы видим, что Европа молча проглотила украинизированную первую компетенцию, как и всю  украинизацию образовательного процесса на Украине.

А если она глотает усердно не только украинизацию образования, но и «революцию достоинства», неонацизм, массовые нарушения прав человека на Украине, гражданскую войну на востоке Украины, то почему Венгрия, Румыния, Польша вдруг забеспокоились о новом законе об образовании, принятом Верховной радой 5 сентября? Допекло, поскольку задумались о своём будущем?

Почему у стран Европы возникли вопросы по закону об образовании, а США приветствуют киевский режим с «продвижением образовательной реформы»? Может, европейцы поймут и суть политики США по отношению к Украине и ЕС?

12 сентября появился комментарий МИД РФ в связи с принятием на Украине закона об образовании, в котором устанавливаются жесткие ограничения на использование языков национальных меньшинств с перспективой их полного вымывания из образовательной системы этой страны к 2020 г.

МИД, в частности, отметил: «Хотя в законе русский язык не упоминается, очевидно, что главной целью нынешних украинских законотворцев является максимальное ущемление интересов миллионов русскоязычных жителей Украины, насильственное установление в многонациональном государстве моноэтнического языкового режима.

Рассматриваем этот шаг как попытку «майданной» власти осуществить полную украинизацию образовательного пространства страны, что прямо противоречит как ее Конституции, так и взятым Киевом на себя международным обязательствам в гуманитарной сфере. Москва в такой оценке действий украинских властей не одинока. С резкой критикой упомянутого закона уже выступили внешнеполитические ведомства Венгрии, Польши, Румынии, а также Президент Молдавии.

Со своей стороны убеждены в востребованности коллективных усилий, в том числе на «площадках» международных организаций, с целью противодействия политике властных структур Украины, попирающих общепризнанные правочеловеческие стандарты».

В украинских СМИ в отношении принятого закона преобладает штиль. Социальные сети кипят. Общество, очевидно, найдет способы преодоления насилия над детьми в образовательной сфере.

Глава Общественного движения «Украинский выбор — Право народа» Виктор Медведчук  подчеркнул: «Новый закон об образовании запускает необратимый процесс разрушения целостности украинской нации, ибо без русского языка, без полноценного взаимодействия со всеми языками, на которых говорят (и думают) живущие на этой территории люди, обречен и язык украинский. Живое в замкнутой изолированной среде не выживает».

* * *

Не знаю, на каком языке ныне, в 2017-м, мы бы говорили с директором школы, которую я закончил в далёкие 70-е годы прошлого века, если бы наша встреча состоялась. Возможно, каждый говорил бы на родном языке. На то он и родной язык. Но мы точно понимали бы друг друга, хотя за прошедшие пять лет словарный запас русского языка у директора школы явно уменьшился, «открытие Украины для мира, формирование эффективных международных связей» не произошло. Украинизация, однако.

А закон, если его и подпишет президент Порошенко, обречён на неисполнение. А там или ишак сдохнет, или падишах помрёт.

Михаил Задорожный, ФСК